tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Стефани де Мюрю, RT France
© YouTube

Французская журналистка о работе в RT: «Я не нуждаюсь в уроках порядочности»

Бывшая ведущая французского канала BFM TV Стефани де Мюрю уже провела свой пробный новостной выпуск для RT France в новой студии в Париже. В своём первом интервью в новой должности журналистка заверила Le Parisien, что её не смущает «дурная репутация» российского канала.

За несколько дней до запуска канала RT France Стефани де Мюрю ведёт тестовый новостной выпуск в сияющей новизной студии в зелёных, белых и чёрных тонах в Булонь-Бийанкур. Бывшая ведущая BFM TV, стоявшая у его истоков, приняла предложение стать одним из главных лиц французской версии информационного канала RT (Russia Today), финансируемого российским правительством. Во Франции канал будет доступен «ещё до Рождества» в интернете, а также в пакете Freebox — на данный момент единственного оператора, заключившего договор с Russia Today.

В интервью изданию Le Parisien ведущая RT France (или же Russia Today France) заверяет, что её выпуски новостей станут альтернативой выпускам BFM TV и CNews. 

Стефани де Мюрю, ведущая RT France: Когда я уходила с BFM TV, то не собиралась продолжать работу на каком-либо другом информационном канале. Каким бы невероятным это ни казалось, учитывая весь успех, но там я исчерпала себя. Там я отработала уже несколько президентских кампаний. У меня были другие проекты. Для начала — репортаж о Марии Шараповой (российской теннисистке, победительнице многих чемпионатов. — Ред.) в Лос-Анджелесе для Paris Match. Так, наверное, и началась моя история с Россией. Потом я встретилась с Ксенией (Фёдоровой, главой RT France. — Ред.), она меня и убедила прийти к ней на канал. У меня нет никаких предубеждений. Я люблю рисковать. А участвовать в запуске нового канала — это просто нечто волшебное.

— Опасались ли Вы критики после того, как стало известно о Вашем присоединении к RT?

— В какой-то мере я её ожидала. Некоторые коллеги поступили не слишком красиво, накинувшись на меня с критикой в плане профессиональной этики. Но я не нуждаюсь в уроках порядочности от кого бы то ни было. Я сама прекрасно отдаю себе отчёт в своих действиях. 15 лет в своей профессии. И я не считаю, что меня на чём-то поймали с поличным. У меня есть свои гражданские взгляды, но я здесь не для того, чтобы ими делиться.

— Ещё до своего официального запуска RT France уже страдает от дурной репутации. Некоторые утверждают, что это орган российской пропаганды…

— Не буду притворяться — как и все, я читала об RT вещи весьма критические. Чуть ли не утверждали, что во Франции обосновался дьявол. Я и сама с большим скепсисом относилась к этому каналу. Изначально я себе сказала: «Смотри, это что вообще такое?» Но здесь много фантазий. Они смогли меня переубедить. Нет, это не пропагандистский российский канал — это канал, который предлагает альтернативу тому, что можно увидеть во Франции. Это соответствует запросам аудитории. Поработав на BFM TV, я со знанием дела могу сказать, что среди французов есть недоверие к ведущим СМИ. Некоторые голоса считают, что СМИ их не передают, и наш долг сделать так, чтобы их услышали.

— Какие именно голоса Вы имеете в виду?

— Я только пришла и не хочу наговорить глупостей. Но вот, например, мы рассказали о докладе Amnesty International, в котором доказывалось, что, для того чтобы разрабатывать нефтяные месторождения, корпорация Shell подвергала репрессиям коренных жителей Нигерии. О таком не рассказывают на BFM TV. Там на это плевать. Сегодня (прошлая среда. — Ред.) везде на передовицах пишут о смерти Джонни (Холлидея. — Ред.), но на RT этого не так много. В моём тестовом новостном эфире я хотела было машинально вынести эту новость в отдельную тему, но в итоге просто говорю о ней в конце. Мы больше концентрируемся на теме российского допинга и запрета МОК.

— Насколько свободно Вы можете говорить о российских новостях?

— Существует всегда две точки зрения. Вот есть мнение председателя Европейских олимпийских комитетов, который указывает на политическую подоплёку этого дела, но в то же время мы возвращаемся к докладу Макларена (главы независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричарда Макларена. — Ред.), в котором говорится, что допинг имел место быть. На карту поставлена моя репутация. Это важный фактор, оказавший влияние на мой выбор. Я — гражданка Франции, и мне важно, чтобы они это понимали. И так оно и есть. Они мне дали гарантии. И к тому же за каналом будет пристально следить Высший совет по телевидению и радиовещанию.

— Руководитель Высшего совета по телевидению и радиовещанию Оливье Шрамек говорил о «проблеме доверия»…

— Это безосновательное утверждение. Перед тем как прийти на канал, я долго смотрела RT International, и там не было ничего такого, что вызывает шок.

— Но в Англии британский медиарегулятор Ofcom за четыре года 14 раз вводил санкции против RT…

— Да, но BBC тоже подпадал под санкции. То же самое произошло и с французским телеведущим (Сирилом. — Ред.) Хануной. У меня такое чувство, будто идёт охота на ведьм. Мы знаем, что Россию сильно критикуют, а вместе с ней, разумеется, и RT. Но мне гарантировали, что я не буду ни от кого зависеть. Никто не будет мне указывать, что я должна говорить. И я не буду занимать определённую сторону. Будет только проверенная информация и никаких фейковых новостей. Их никогда и не было, даже на сайте RT France.

— На какую аудиторию Вы ориентируетесь?

— На любую. На тех, кому надоели однообразные точки зрения других каналов. Есть ниша, которую мы можем занять. Когда 12 лет назад Ален Вайль (глава BFM TV. — Ред.) сказал мне, что мы постепенно уничтожим формат восьмичасовых новостей, я лишь удивлённо на него уставилась. Но он был прав. Мы не будем делать то, что делают BFM TV или CNews. Цель заключается не в том, чтобы составить конкуренцию информационным каналам, которые уже существуют, но в том, чтобы дополнять их.

— Этим летом Вас также приглашали в команду передачи Je t’aime, etc… («Я тебя люблю и так далее…». — Ред.), которую ведёт Дафне Бюрки на канале France 2…

—  Да, но в итоге я отказалась. Я очень уважаю Дафне. Но я бы чувствовала себя не в своей тарелке в роли ведущей рубрики в этой программе. Я хотела оставаться журналистом.

По материалам ИноТВ.

Загрузка...