tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

«Свободная Европа» сравнила русских Эстонии с татарами в России

Русские Эстонии ориентируются на Запад, а что делать татарам России? Таким вопросам на страницах «Idel.Реалии» задаётся журналист Рамазан Алпаут.

Признанное в России СМИ-иноагентом интернет-издание «Idel.Реалии» (проект «Радио Свободная Европа/Радио Свобода») разместило в понедельник на своих страницах материал Рамазана Алпаута «Русские Эстонии ориентируются на Запад, а что делать татарам России?» Автор публикации утверждает, что в России, также как и в Эстонии, «ведется линия на вытеснение региональных языков из учебных заведений, где они являются языком обучения».

Рамазан Алпаут: «Русские Эстонии ориентируются на Запад, а что делать татарам России?»

Русскоязычные жители Эстонии заявляют, что их языковые права обеспечиваются не в полной мере. По словам Дмитрия Сухорослова, члена правления НКО «Русская школа Эстонии», преподавание в основной школе для русских детей (наряду с русским языком) в большей или меньшей степени уже проводится на эстонском языке.

— Некоторые предметы преподаются на эстонском языке уже с первого класса. Во многих «русских» школах дети учатся на эстонском уже с нулевого класса («классы погружения»). Это результат насильственной политики эстонизации «русской» школы, проводимой последние десятилетия, — заявляет активист.

Между тем в России в отношении своих меньшинств проводится политика, которая в итоге приводит к катастрофическому уровню языковой ассимиляции. Скажем, только треть карел в России владеет своим родным языком. Но в отличие от прибалтийский стран, Россия проводит свою политику не так топорно. Создается видимость присутствия региональных языков в образовании, но тут же принимаются меры, которые делают обучение на региональном языке невыгодным. Например, Единый государственный экзамен (ЕГЭ) в России нельзя сдавать на государственных языках республик. А теперь представим ситуацию, когда парень из татарской деревни изучает химию на татарском языке, а по окончанию школы он должен сдавать экзамен по нему на русском. Что будет делать родитель в этой ситуации? Правильно, требовать преподавания химии на русском в школе, ведь требовать ЕГЭ на татарском — это почти преступление.

ВУЗы без языков нацменьшинств

Сухорослов считает, что за годы независимости Эстонии в этой стране было практически полностью уничтожено преподавание на русском языке в высших учебных заведениях. Он утверждает, что «русская» гимназия во многом тоже уже эстонизирована. Многие «русские» школы, по словам общественника, насильственно закрыты.

— Такая политика проводится в одностороннем порядке без учета мнения родителей. Наша организация выступает за максимальное сохранение преподавания на русском языке. Эстонский язык тоже должен изучаться на высоком уровне, но как предмет. К сожалению, здесь есть серьезный провал, так как до сих пор предложенные Министерством образования методики преподавания эстонского языка плохо работали. Провал в преподавании эстонского языка политики решили компенсировать грубым переводом предметов на эстонский язык. «Русская» школа все эти двадцать с лишним лет была полем непродуманных экспериментов и реализации политических амбиций откровенно русофобских и националистически настроенных политиков, которые зарабатывали на теме эстонизации русской школы свои политические дивиденды. Страдают из-за этого прежде всего русские дети, — признается Сухорослов.

В России также ведется линия на вытеснение региональных языков из учебных заведений, где они являются языком обучения. Так, в Татарстане функционировал Татарский гуманитарный институт, где 50% всех предметов преподавалось на татарском языке, а половина его выпускников затем поступала в аспирантуру. Гуманитарный институт слили с педагогическим, татарского языка стало существенно меньше. Теперь не стало ни гуманитарного, ни педагогического университета, остался один большой КФУ, где «русификация» образовательного процесса идет весьма бодрыми темпами.

Русская доля

Собеседник «Idel.Реалии» из Эстонии утверждает, что в их стране согласно установленным требованиям на гимназическом уровне (10-12 классы) не менее 60% учебных часов должны быть на эстонском языке. На уровне основной школы (1-9 классы) — до 40% учебных часов — на эстонском языке.

— В зависимости от школы эта доля варьируется, но в некоторых русских школах, к сожалению, эстонизация достигла 100%. За свой коллаборационизм (перевод предметов с русского на эстонский) директора школ получают дополнительное финансирование, премии и награды. Директора школ стараются манипулировать мнением родителей, чтобы продавливать эстонизацию вопреки их воле. Рассылаются анкеты (например: «какой предмет вы хотите перевести в следующем году на эстонский?»), где о возможности преподавания на русском языке даже не упоминается, то есть родителей и их детей заранее лишают такой альтернативы.

Российские власти, по данным общественника, особой поддержки не оказывают.

Схожим образом ведут себя и зависимые от властей директора школ в России. Например, как заявил адвокат Руслан Нагиев, татарстанские директора школ отказались от исков в суд в связи с запретом обязательного преподавания татарского. До этого они намеревались через суд добиться включения обязательных уроков государственных языков национальных республик в Федеральный образовательный стандарт.

Между тем у русских активистов в Эстонии есть все же тыл в виде Российской Федерации, чего нет, скажем, у башкир России. Вот и Дмитрий Сухорослов говорит о том, что активисты пытаются выстроить отношения не только с властями своей страны, но и России.

— Пытаемся выстраивать партнёрские отношения как с российской, так и с эстонской стороной. Например, с российским Минобром и МИДом контактировали по вопросу создания в Таллине «русской» гимназии наподобие «немецкой» (есть такая гимназия на основе соглашения между Германией и Эстонией). Печально, что, например, фонд «Русский мир» не интересуется обучением на русском языке, а только обучением русскому языку как иностранному, т.е. здесь наши русские дети тоже не у дел, — сетует он.

Однако Москва и этого не делает для своей многомиллионной черкесской диаспоры на Ближнем Востоке, хотя могла бы обучать адыгов родному языку за свой счет.

Ассимилируют по-разному

Вся эта политика, по признанию члена правления НКО «Русская Школа Эстонии», приводит к проблеме ассимиляции русских, особенно в маленьких городах и посёлках.

«Были закрыты русские гимназии в городе Раквере, Тапа, Кехра и др. Во втором по численности городе Эстонии (Тарту) не осталось ни одной русской гимназии даже с преподаванием 60%/40% в пользу эстонского языка, — рассказал Сухорослов. — Недавно хотели закрыть последнюю русскую основную школу (Пушкинская школа), но нам, к счастью, удалось её отстоять. Основная школа даёт неполное среднее образование (1-9 классы). Ребёнок, которого отдают в эстонскую школу, на выходе оказывается эстонцем. Очень опасны эксперименты с так называемым «погружением», так как дети не получают полноценной учебной программы на родном языке. Их знания неполноценны и отрывочны, а родная речь и грамотность в результате таких экспериментов серьезно страдает».

Напомним, в большинстве республик Северного Кавказа региональные языки вообще преподаются лишь как предмет и не являются языком обучения. Так, приходя в школу исключительно кабардиноязычный ребенок с первого дня погружается в непонятную для него русскоязычную среду. Конечно, дети так быстро усваивают русский, зато родной переходит в пассив. Часто северокавказские дети идут в школу говоря на одном языке, а выпускаются русскоязычными и с пассивным родным. Вероятно, поэтому в России также наблюдается ассимиляция значительной части даже тех этнических групп, которые в общественном сознании представляются стойкими перед лицом русификации. Например, те же народы Северного Кавказа. Об этом свидетельствует статистика Росстата.

Загрузка...

Сюжеты