tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Узники Освенцима перед освобождением лагеря Советской Армией, январь 1945 года
© Б.Фишман/РИА Новости

Мнение: про запрещенный в Польше термин «польские лагеря смерти»

В последнее время поляки, как говорится, «жгут напалмом» военно-историческим законодательством. Хотя термин «жгут» в контексте Холокоста, да и вообще нацистских преступлений звучит как-то двусмысленно, не буду его больше употреблять. Что ж, давайте разбираться без неуместных «хиханек и хаханек».

Закон о поправках к закону об Институте национальной памяти, принятый польским парламентом, заслуживает более вдумчивого рассмотрения, но первое что настораживает – довольно-таки странная реакция представителя Госдепа Соединенных Штатов и аж премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху. Подозреваю, что в скором времени «эстонские историки» тоже захотят закон с формулировкой «эстонцы не участвовали в Холокосте».

Хотя, конечно, дьявол в деталях. Во-первых, польские коллаборационисты, естественно, в Холокосте участвовали. А уж участие в нем эстонских «борцов за свободу» можно отрицать только по причине диагноза «буйнопомешанный патриотизм». Во-вторых, термин «польские лагеря смерти» является не меньшей ахинеей, чем выражение «борцы за свободу Эстонии в рядах СС».

Лагеря смерти, создававшиеся по приказу немецкой администрации могли быть созданы где угодно и не вина жителей Освенцима, что Аушвиц был создан недалеко от этого городка. Мог бы быть создан где-то в другом месте, ничего бы не изменилось.  Кроме того, от преступлений нацистов и их пособников немало пострадали и сами поляки. В официальной советской периодике и даже исторической публицистике Польшу нередко называли страной, население которой пострадало от нацистов в наибольшей степени. В принципе, если сделать некоторые допущения, то это утверждение можно считать правдой. Вопреки идиотским  стереотипам, советские исследователи и пропагандисты, скорее, не врали, а умалчивали детали.

Так что польский закон, опять-таки, с некоторой и очень значительной долей допущения можно назвать даже «частичным возвращением к историческим утверждениям советской эпохи». Тем более, что закон еще и «отрицание преступлений бандеризма» криминализирует.

Означает ли, что опасения еврейских и американских чиновников беспочвенны? К сожалению, пока сложно сказать. Возможно, что и нет. Слишком уж общие трактовки, надо наблюдать за применительной практикой, причем достаточно длительное время. Разумные опасения вызывает попытка «оправдать скопом» всех поляков. Подобного рода «широкие полномочия» у судебных органов определенно придутся по вкусу в государствах, население которых куда как в большей степени «запачкалось» в преступлениях против человечности. Не хотелось бы «загреметь на нары» за выражение «охрана Клоога состояла из эстонцев».

Впрочем, вполне возможно, законопроект является в определенном смысле «предметом торга», президент Польши Анджей Дуда уже пообещал тщательно проанализировать то, что приняли в парламенте. 

Загрузка...