tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Пустой завод
© Sputnik Сербия

Это интересно: как убивали югославские промышленные гиганты

Бывший югославский промышленный гигант ИМТ (Индустрия двигателей и тракторов) после процедуры банкротства, которая длилась два с половиной года, нашел-таки покупателя. Теперь сербский трактор, возможно, оживет в руках… владельцев из Индии.

Новость эта вызвала смешанные чувства: думается, что судьба некогда мощной и самодостаточной югославской промышленности могла сложиться иначе. Дело в том, что в 2000-е годы она пришла в колоссальный упадок, и выхода из ситуации пока не видно. Об этом стоит задуматься сейчас, так как без серьезной концепции индустриализации страна не может обслуживать госдолг и обеспечивать высокий рост ВВП.

В данный момент в Сербии ведется 2069 процедур банкротства предприятий. По данным агентства по лицензированию конкурсных управляющих, средний срок продолжительности этих процедур — около трех лет, но в некоторых случаях они длятся более 20 лет. Печальную судьбу того, что составляло предмет гордость сербской экономики, можно представить на нескольких примерах:

Внешнеторговая компания Geneks работала в шестидесяти странах мира, в 1989 году ее торговый оборот составлял шесть миллиардов динаров. Процедура банкротства началась в конце 2015 года, ну а бывшее главное здание компании, небоскреб, называемый «Западными воротами Белграда», пустует уже полтора десятилетия.

Комбинат им. Михайя Серво (Szervó Mihály) был крупнейшим производителем продуктов питания в Югославии: 42 фабрики, 24000 работников. В 2005 году, после длительной процедуры банкротства, имущество комбината распродано.

Фабрика шин «Рекорд» была основана в 1925 году, после второй мировой войны экспортировала продукцию в 25 стран Европы, Африки и Америки, здесь работало около 5000 человек, в том числе и в санкционные 90-е. Сейчас этой фабрики просто нет: вместо нее — торговый центр.

Таких примеров десятки. В период с 1989 по 2011 год Сербия потеряла 600.000 рабочих мест в сфере промышленности. Сначала санкции, затем бомбардировки НАТО, затем приватизация, затем кризис 2008 года.

Та же судьба постигла и ИМТ. В 1988 году завод выпустил 45.000 тракторов и еще 35.000 единиц сельскохозяйственной техники, здесь работало почти 10000 человек. В августе 2015 производство остановилось, оставшиеся 360 рабочих отправились на биржу труда.

Профессор экономического факультета Белградского университета Любодраг Савич (Ljubodrag Savic) в беседе со Sputnik Сербия отмечает, что кризис пережили, в основном, предприятия, связанные с металлургической отраслью, а также ВПК и те табачные фабрики, пивоварни и производители сахара, которые были приватизированы в самом начале. «Все, что было предложено для приватизации потом, шло со скрипом. В основном речь шла о больших предприятиях, интереса к которым не было», — сказал он. По его словам, большинство предприятий пострадало как раз в процессе реструктуризации, когда потеряли связь с поставщиками и покупателями.«Их место заняли другие. За это время предприятия устарели с технической точки зрения, все, кто мог, ушли с них. Так что просто искался способ скинуть эти предприятия с плеч государства».

Савич считает, что предприятия стали жертвой модели развития, избранной новодемократическими властями после 2000 года (то есть после свержения Милошевича).  Они считали, что доступ к европейскому рынку и приватизация, то есть приход иностранцев, решат все проблемы. «Главной жертвой такого подхода стала промышленность. В период с 2000 по 2008 год, то есть до экономического кризиса, Сербия получила 129 миллиардов долларов, но из них лишь 59 миллиардов — доходы от экспорта. Остальное — это средства, полученные от диаспоры и от приватизации, безвозмездная помощь, прямые иностранные инвестиции. И из этих 129 миллиардов 110 потрачено на импорт», — говорит Савич и отмечает, что политика сильного динара дополнительно похоронила сербскую промышленность.

«Эта политика стимулировала дешевый, но не очень качественный импорт, при которым товары местного производства оказались неконкурентоспособными внутри страны — что уж говорить про зарубежные рынки. В итоге Сербия тратила на 25% больше, чем зарабатывала. Однако после экономического кризиса ситуация такова, что госдолг можно вернуть только из средств, полученных от продажи промышленных и сельхозтоваров. А что экспортировать, если местная промышленность в таком состоянии?», —  задается вопросом он.

Эксперт отмечает, что сейчас сербская промышленность дает примерно 20–21% ВВП, что мало по сравнению, например, с Чехией, где она дает 37% ВВП.

Проблема еще в том, что иностранные инвесторы предпочитают использовать Сербию как источник низкоквалифицированной рабочей силы. Однако справедливости ради нужно отметить, что приход даже таких иностранных инвесторов и даже с учетом того, что государство субсидирует  создание новых рабочих мест, чрезвычайно важен для слаборазвитых районов страны, где у людей вообще нет работы.«Без серьезной концепции индустриализации, которая бы опиралась на собственную сырьевую основу, у Сербии нет шансов долгосрочно обслуживать свой госдолг и обеспечивать высокий уровень роста ВВП. Всё остальные меры — это лишь попытка купить время», — заключает Савич.

Загрузка...