tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Русские в эстонских сериалах: вы разве не сердитесь, что мы так интенсивно размножаемся?

Русские жители Эстонии испытывают душевный дискомфорт из-за того, что «интенсивно размножаются». Такой вывод можно сделать, посмотрев эстонский сериал «Картошка и апельсины».

По словам Мстислава Русакова, руководителя действующего в Эстонии правозащитного центра «Китеж», просмотр эстонских сериалов, в которых имеются русскоязычные персонажи, одно из его любимых хобби. Так, к примеру, правозащитник с интересом смотрит уже второй сезон сериала «Картошка и апельсины», где киногерой испытывает неловкость за слишком «интенсивное размножение» своих русских соотечественников.

М.Русаков:

— Смотрю второй сезон «Картошка и апельсины». Фильм о преуспевающей женщине-психологе по имени Вивиан, придумавшей теорию «картошки и апельсинов». По этой теории обычные, удобные, домашние женщины — это картошка. Женщины необычные, привлекающие внимание мужчин — это апельсины. Несмотря на всё своё преуспевание она живёт в Ласнамяэ (преимущественно русскоязычный район Таллина — прим. BaltNews.ee). Здесь уже какая-то интрига и что-то нереальное. Но это то место, где она может спрятаться от своего бывшего мужа. Эстонец не пойдёт туда искать.

У Вивиан есть секретарь-гей, который создал уют в её офисе, и всячески её распиарил. На этот раз он решил поднять качество её личной жизни. Спрашивает у неё, долго ли она ещё собирается прозябать в Ласнамяэ? Не всю же жизнь? Это идеальное место, чтобы спрятаться от цивилизации. Этакий эстонский дауншифтинг. Но жить там, тем более всю жизнь, нельзя. Женщина задаётся вопросом — а может быть и вправду поменять место жительства (она живёт по адресу Линнамяэ 73, рядом с новым торговым центром Максима ХХХ, но ещё до его постройки) и смотрит на прилегающий пейзаж с балкона. А там — гопники, какие-то люди копошатся на рынке. В общем, пейзаж самый неприглядный.

Но это, так сказать, вступление. «Любовь» эстонцев к русскому Ласнамяэ не является ни для кого секретом. Что меня действительно удивило. К Вивиан подходит её русский сосед Борис с собакой и делится с ней радостной новостью, что его жена Марина ожидает ребёнка. Психолог ему отвечает, что она очень этому рада. Борис не верит: вы действительно рады? Вы разве не сердитесь на нас русских, что мы так интенсивно размножаемся в Эстонии?

Интересно, в чью светлую голову пришла мысль наделить киногероя комплексом за интенсивное размножение в Эстонии? Это какой-то совсем не русский комплекс. Скорей — это эстонское «желаемое за действительное», без чего образ белого дяди Тома был бы неполный. Дядя Том (персонаж хрестоматийной «Хижины дяди Тома») — «добрый негр», полностью смирившийся со своим рабством. В данном же случае — это «добрый русский», которому неловко просто за то, что он русский, да ещё, будучи незваным гостем, размножается, злоупотребляя гостеприимством.

Загрузка...

Сюжеты