tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Сергей Тихорадов
© Сергей Тихорадов/ФБ

Мнение: Россия выцарапывает себя из англо-саксонского рабства

На выходных удалось побывать в Печорах, в монастыре. Очень хорошая была поездка.

Я здесь попробую описать впечатления от встречи с одним священником из Питера, которого встретил во время поездки в Печоры. Писать буду кусочками, как вспоминается. Потому что очень не хочется забыть, хочется поделиться.

Итак, сначала отец Андрей водил нас по монастырским пещерам, были мы и у захоронения Крестьянкина, поговорили о православии, потом о политике разговорились. Ну, уже на улице, разумеется, наверху.

— Россия не является независимой страной, — ошарашил он нас не слишком патриотичным заявлением, — у нас центробанк принадлежит американцам. При Ельцине в Россию приехали десять тысяч црушников, чтобы развалить страну изнутри. И многое успели сделать. Так что сейчас мы только начинаем вставать на ноги. А у вас как?

— А мы абсолютно независимые, — сказал я. — Нас приучили так думать. У нас дети общаются между собой на английском и мечтают уехать ещё западнее. У нас английский язык за двадцать лет сделал то, чего не сделал русский за пятьдесят. Дети между собой общаются на английском, они уже не русские и не эстонцы — они усреднённые западноевропейцы. У них европейское сознание, европейская мода, европейский взгляд на мир… Это считается большим достижением.

Я, в свою очередь, поинтересовался у собеседника, что он думает про Украину.

— То, что творится сейчас там, есть настоящий исход из славянства, самоизгнание народа из своей традиции — почему-то это тоже подаётся как достижение. Из-за победы на Евровидении в следующем году в Киев, город Киево-Печерской Лавры, приедут тысячи содомитов, радоваться и праздновать свою свободу. Ура, это большое достижение, это свобода! Но, как говорил прп. Исаак Сирин, за невежественной свободой следует лукавое рабство. Настоящая свобода — это как раз свобода от своих низменных страстей, а вовсе не потакание им.

— А капитализм?

— То, что произошло после развала социализма, можно назвать цивилизационной катастрофой. Мы откатились на сто лет назад, потому что все эти вещи — прибавочная стоимость, ссудный процент, эксплуатация человека человеком, отсутствие профсоюзов — всё это уже было. Мы вернулись туда, где были сто лет назад. Почему эта социальная деградация подаётся, как величайшее достижение? Это вообще удивительно, как нас приучили восхищаться завоевателями — наверное, чтобы мы с ними не боролись? Ура, спасибо вам за уничтожение нашей культуры, за то, что мы уже даже и не знаем, в чём она заключалась, эта самая тысячелетняя культура. Спасибо за отрезанные бороды бояр, за ненужные заимствования из английского языка. Атака на русскость идёт по двум направлениям — православие и русский язык, вот враги настоящие для англо-саксов. Вы ведь можете в своём Таллине написать вывеску на английском — но не дай Бог на русском?

— Ну да, — говорю я, — мы смеёмся над анекдотами про чукчу: «один палка, два струна, я хозяин весь тайга» — а чем лучше «I love you»? «Я любить ты» — почему это никого не смешит? У нас, в Эстонии, оба языка — и русский, и эстонский, гораздо совершеннее английского. «Mina armastama sina…» — вы можете такое представить? Но людям внушили, что английский — это круто. Английский — это не круто. Круто — это русский.

Но не надо впадать в гордыню, не надо кричать, что мы — лучшие. Мы — не лучшие. Мы — это мы. Медленно, с большим трудом Россия выцарапывает себя из англо-саксонского рабства — но это происходит, это уже правда, а не мечта! Вот этого, похоже, нам и не могут простить. Ну и не надо. Мы долго запрягали — но уже поехали, до свидания…

Загрузка...