tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Эстонский язык
© hm.ee

Реплика: языковые курсы в Эстонии посещают «люди-невидимки», а государству нужны «остервенелые»

В Эстонии появились не только профессиональные интеграторы, но и «профессиональные» интегрируемые.

Позволю себе пересказать подслушанный у больницы в эстонской Нарве разговор двух «пролетарски» выглядящих и «пролетарски» же беседующих джентльменов. Обычные работяги возрастом «уверенно за сорок» разговаривали о грядущих возможных сокращениях. Разговоры, знакомые, пожалуй, всем, за исключением тех, кто «перепрыгнул» с университетской скамьи в депутатское или чиновничье кресло. Но, помимо прочего, зашла речь о новых курсах эстонского языка, на которые не то уже можно было записываться, не то в скором времени.

— Ну а кто записался то?
— Этот, этот и этот.
— Ааа… — эти. Эти уже несколько лет на все подряд записываются, что-то вроде болезни у них.
— Ну да, ни разу не встречал человека, которому какие-либо курсы помогли, но они продолжают записываться и записываться.

Перебрав в памяти всех своих знакомых, так или иначе связывавшихся с курсами государственными интеграционными и/или языковыми программами, пришлось согласиться. На «низовом» уровне все эти программы совершенно не работают. Да, они могут стать дополнительной строчкой в резюме «белого воротничка», но обычным работягам они ни к чему.

Кроме того, в Эстонии на самом деле появились не только профессиональные интеграторы, но и «профессиональные» интегрируемые. В кавычках потому, что за свою деятельность они естественно не получают ни копейки, а то иногда и приплачивают самостоятельно. Полученные знания они не применяют — негде, незачем, да и уровень всех эти курсов крайне низок. Но все-равно ходят, ходят, ходят. Люди это, как правило, достаточно мягкие по характеру, в политические дискуссии вступающие крайне неохотно в том числе и из-за отсутствия какой-либо четко выраженной позиции. В общем, из тех, что «за мир во всем мире», ничего общего с остервенелыми профессиональными интеграторами не имеющие.

Ходят они на подобные курсы годами, а то и десятилетиями, некоторые начинали еще в 1992-1993 годах. Уверен, если поднять списки участников всех интеграционных программ той же Нарвы, можно увидеть множество фамилий, «кочующих» из списка в список. Никаких, повторюсь, ровным счетом никаких преференций ни за пресловутое знание языка, ни за «бумажку», подтверждающую уровень подавляющее большинство так и не получило.

А вот «профессор» Цыбуленко эстонский язык так и не выучил, а вот преференции от государства получил, да еще какие. Или, к примеру, «политически преследуемый» Артемий Троицкий, которого тут же «взяли в обойму» государственные СМИ. Главное погромче кричать о гражданской позиции, ну и Россию критиковать. Сергей Метлев вообще всю карьеру построил на критике российского посла.

Поэтому новость о том, что «Фонд Innove утвердил финансирование 16 проектов по улучшению эстонского языка на сумму 117 000 евро, шесть таких проектов на общую сумму 46 322 евро представлены из Нарвы» лично мной воспринималась исключительно в контексте этого самого разговора двух работяг. На курсы пойдут в большинстве своем все те же прекраснодушные интегрируемые. Курсы пройдут тихо, спокойно, без каких-либо положительных последствий для тех, кто на них ходил. С тем же успехом можно было бы выделить деньги на изучение румынского, а не эстонского языка. Значительную часть участников большинства проектов составят «люди-невидимки», про которых все забудут до следующих курсов. Эстонской Республике нужны не они, Эстонской Республике нужны «остервенелые».

А в том же КЮМ города Нарвы (один из проектов предлагает повысить знание эстонского языка у преподавателей Клуба юных моряков — прим. авт.) «остервенелые» просто-напросто не выживут.

Загрузка...