tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Бывшие малолетние узники нацизма из Кохтла-Ярве и Йыхви
© Евгений Капов

Узники нацизма в Эстонии: власти нас не признают, но мы есть

11 апреля во всем мире отмечается памятная дата — Международный день освобождения узников фашистских концлагерей (International Day of Fascist Concentration Camps Prisoners Liberation). Она установлена в память об интернациональном восстании узников концлагеря Бухенвальд, произошедшем 11 апреля 1945 года.

Официально их в Эстонии нет. Но они есть, да еще вместе отмечают памятные даты. Вот и 11 апреля бывшие малолетние узники фашистских концлагерей, живущие в северо-восточных эстонских городах Кохтла-Ярве и Йыхви, собрались утром в Содружестве ветеранов и пенсионеров Кохтла-Ярве, чтобы по сложившейся традиции отправиться по местам, где в годы нацистской оккупации находились гитлеровские концлагеря.

На Северо-востоке Эстонии в годы Второй мировой войны действовала так называемая Вайвараская система концлагерей, в которую входил даже концлагерь в Клоога, что недалеко от Таллина. Всего же в Эстонии по разным данным было свыше 100 лагерей нацистов (http://forum.vgd.ru/181/20500/). Вайвараская система насчитывала 22 концлагеря.

Недалеко от Сомпаской части города Кохтла-Ярве, в лесу находится место, где располагался концлагерь Эреда. В нем, как утверждают историки, не обремененные приукрашиванием исторической правды, 24—27 июля 1944 года были расстреляны 1390 — 1400 евреев — все заключённые. Тела были сожжены.

Что произошло в Клоога в 1944 году, узнал весь мир. Фотографии кострища из тел узников этот концлагеря открывают экспозицию в Зале Памяти музея Яд-Вашем в Иерусалиме. 

Иван Андреевич Калкин, Любовь Александровна Ильина вместе со своими товарищами по несчастному детству, возложили цветы к памятнику на месте концлагеря Эреда. 

«Это цветы в память и о жертвах Клоога, куда нас из России привезли нацисты вместе с родителями. Но в отличие от двух тысяч евреев – заключенных Клоога, нам повезло: нас не расстреляли и не сожгли, а отправили в рабство в Финляндию», — говорит Любовь Александровна Ильина. А Екатерина Третьяк — так та и вовсе родилась в концлагере Клоога, что и зафиксировано в ее паспорте.

В прошлом году ушла из жизни Альма Ханни, которую с родителями также привезли в Клоога из России, а потом, как она при жизни рассказывала молодежи из Европы, приехавшей на встречу с бывшими заключенными концлагерей, отдали на работы финским хуторянам.

Петр Назарович Алямсов бы заключен с мамой в концлагерь на территории Латвии. Папа уже был в концлагере в Пярну.

— Мы были в деревне, с матерью. Нас было трое детишек, и еще бабушка была, порядка 70-ти лет ей было. Жили мы в Новгородской области. Это был 44-й год. Начали нас всех, старых и малых забирать. Посадили нас в телячьи вагоны и повезли. Куда везли — мы не знали. И остановились мы в Латвии. Сейчас этот город называется Цесис, а тогда его немецкое название было Венден. Нас выгрузили, поместили всех в барак. Потом начали приходить «покупатели» — латыши, и начали разбирать заключенных, которых заставляли работать, — вспоминает Петр Назарович Алямсов.

Елена Андреевна Мухина, которая руководит секцией бывших малолетних узников нацизма, помнит то время по словам мамы.

— Меня, маму и брата отправили из Эстонии в Германию, где поместили в концлагерь. Мама была парализована, не ходила. Сначала на санях нас везли до Аласкиви. Потом из Тарту в телячьих вагонах ехали до самой Германии. Я родилась в Эстонии, на Чудском озере, в деревне Нийна. За что забрали? Наверное, потому, что папа был милиционер. Хотя, забирали всех. Но помню, как нас освобождали. Мама увидела, что идут военные. Она нас за спину спрятала. Это были американцы. 

—  Елена Андреевна, сколько человек насчитывает ваша организация?

— Было 800. Осталось, примерно, 300 человек.

—  В Эстонии есть организация, объединяющая бывших малолетних узников нацизма?

— Была женщина, Никитина, которая пыталась всех объединить, но она умерла. Теперь в каждом городе «наши» живут сами по себе.

—  Вы, как бывшие малолетние узники нацизма, пользуетесь в Эстонии какими-то льготами?

— Нет. Конечно, нет. Нас не признают.

—  Сегодня не все члены вашей, как бы не существующей организации смогли отправиться по местам бывших лагерей и потом помянуть тех, кто не выжил и не дожил. Что бы вы могли им пожелать сегодня?

— Здоровья. Еще пожить, и как можно дольше.

—  Знаем, что многие из тех, кто пережил фашистские концлагеря, мечтают перед тем, как покинуть этот мир, хоть раз побывать в Освенциме и поклониться праху жертв нацизма.

— Да, и я тоже мечтаю об этом. Наш руководитель Содружества Валерий Александрович Тумко в прошлом году пытался «пробить» средства на эту поездку, но не получилось. А на свою пенсию поехать — не реально.

P.S. 11 апреля после поездки по местам бывших концлагерей, члены организации Елены Мухиной собрались в Дневном центре пенсионеров Кохтла-Ярве и подняли тост. Не чокаясь.

Фотогалерею автора можно посмотреть по ссылке: http://baltnews.ee/photo/20170411/1015879042.html