tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Приземление американского штурмовика А-10
© Коллаж Е.Капова

Реплика: штурмовик ВВС США неудачно сел на шоссе в Эстонии — летное происшествие или же ДТП?

Военнослужащие «ограниченного контингента» союзников не попадают под юрисдикцию эстонских правоохранительных органов. У них своя военная полиция, которая, вероятно, и выпишет штраф американскому летчику, неудачно приземлившему свой А-10 на шоссе под Таллином.

В минувший четверг, 10 августа, лётчики из дислоцированного в Эстонии авиаподразделения Национальной гвардии США (штат Мэриленд) отрабатывали приземление и взлет на расширенном участке шоссе Ягала-Кяравете под Таллином. На заключительном этапе учений один из штурмовиков А-10 врезался в ограждение дороги, повредил дорожный знак. Пилот не пострадал, но самолет получил легкие повреждения.

Летное происшествие или же ДТП? Логика проста: раз случай произошел на автотрассе, значит, имело место ДТП. Там более, что прецедент уже был…

В историю мировой авиации вошел перелет 21-летнего немецкого паренька Матиаса Руста, который совершенно безнаказанно нарушил воздушную границу СССР в районе эстонского города Кохтла-Ярве, и через несколько часов приземлился в Москве на Красной площади. Это было в 1987 году.

А через некоторое время в Кохтла-Ярве произошло нечто такое, что поставило на уши все органы – наружные и внутренние. Таксист рано утром встречал на Йыхвиском  вокзале поезд из Питера. Взял пассажиров. На въезде в Кохтла-Ярве он обалдел: ему навстречу по шоссе в районе Кукрузе ехал… одномоторный самолет. Таксист проскочил под крылом, но у всех был свеж в памяти шухер, который поднялся в результате пролета Руста на такой же этажерке. Таксист привез пассажиров по адресу, и решил исполнить гражданский долг. Приехал в полицию и говорит дежурному по отделу майору Энделю Арге:

— У вас по трассе самолет проехал.

Дежурный посмотрел на него и отшутился. 

— Раз по трассе, то тебе в ГАИ надо. Сегодня суббота, приходи в понедельник. 

Таксист таки дождался понедельника, и с утречка приехал прямехонько в КГБ. Мол, так и так, самолет ехал по трассе, а дежурный мент послал меня… в ГАИ.

Товарищи чекисты, памятуя, как они сами послали в ГАИ начальника погранзаставы, сообщившего 28 мая о пролете одномоторного самолета, нарушившего границу, и что за этим последовало, немедленно доложили в Москву и начали оперативно-розыскные мероприятия. Наутро прибыло столько генералов, что даже бабуля, живущая на одном из пригородных хуторов, сказала:

— И в войну не видала сразу только высоких чинов – ни немецких, ни русских.

Короче говоря, оперативник ЧК нашел на одном из соседних хуторов в совхозе «Кохтла-Ярве» одномоторный самолет: фюзеляж отдельно, крылья отдельно. И познакомился с «конструктором» аэроплана. Тот признался, что собрал самолет, а в то утро решил провести ходовые испытания. Кто же знал, что трасса не будет пуста. Народному умельцу перечислили все статьи, по которым его могут судить. Но дело замяли. Он остался на свободе, и сегодня жив, но самолеты больше не строит.

Итак, тогдашняя ментовская логика продиктовала: раз самолет катился по трассе, то им должна заниматься ГАИ! Вероятно, и в случае с американским штурмовиком теперь тоже должна разбираться дорожная полиция?

Ах, нет, запамятовал! Военнослужащие «ограниченного контингента» союзников не попадают под юрисдикцию эстонских правоохранительных органов. У них своя военная полиция, которая, вероятно, и выпишет летчику штраф: или за превышение скорости, либо за то, что не справился с управлением транспортного средства.

Загрузка...