tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости

У памятника броненосцу «Русалка»
© Юлия Калинина

В Таллине отметили 124-ю годовщину гибели броненосца «Русалка» (+видео)

Броненосец «Русалка», выйдя из Ревеля в Гельсингфорс, неожиданно исчез в море вместе со всем экипажем в количестве 178 человек — 12 офицеров и 166 низших чинов,сообщалостогда. Лишь некоторое время спустя море прибило к финским островам разные «судовые принадлежности» с «Русалки».

В минувший вторник, 19 сентября, у памятника «Русалка» в Таллине состоялась мемориальная церемония, посвященная 124-летию со дня гибели броненосца «Русалка» — корабля Российского Императорского флота. В церемонии приняли участие военно-морские офицеры, члены Клуба Ветеранов Флота (КВФ) и российские дипломаты. Церемонию возглавил вице-председатель КВФ капитан третьего ранга в отставке Александр Андреевич Доманин.

Небольшую лекцию об истории и причинах гибели броненосца «Русалка» перед началом церемонии прочитал координатор исторической секции КВФ, историк-краевед Григорий Николаевич Табачник. Посольство России в Эстонии представляли Максим Олегович Лагуто и Вячеслав Алексеевич Потапов.

История мореплавания полна трагических страниц. И российский флот не является исключением. Одной из трагических случайностей при переходе из порта Ревель в Гельсинфорс стала гибель броненосной лодки «Русалка» со всем экипажем во время шторма в сентябре 1893 года. Об этой печальной дате к памятнику погибшему экипажу броненосца «Русалка» пришли вспомнить, в прошлом  дерзкие, опытные офицеры-подводники и седовласые морские капитаны торгового флота. Словом, те самые, настоящие морские волки. Пришли вспомнить о своих героических предшественниках, первопроходцах в освоении новейшей на тот момент техники.

Место гибели и останки броненосца «Русалки» нашло в 2003 году исследовательское судно Таллинского морского музея «Маре» под руководством подводного археолога Велло Мясса. Об этом уникальном человеке хочется сказать отдельно.

Велло Мясс — человек, всецело преданный Балтийскому морю и спрятанным под морскими пучинами тайнам и кораблям. Он находит затонувшие и погибшие корабли, систематизирует полученные данные, а потом уже в своих книгах даёт описание и возможную причину гибели. Можно говорить о том, что Велло Мясс возвращает из небытия истории имена кораблей и память о них. В среде профессионалов-исследователей моря, военно-морских историков его ценят и уважают как в Эстонии, так и в России. Многие годы в беспокойной душе моряка Велло Мясса таилась мечта найти легендарную «Русалку», в память о которой у моря в таллинском Кадриорге стоит красивейший памятник — творение скульптора Адамсона.

Место гибели броненосца, несмотря на многолетние поиски, долго не могли обнаружить.  И наконец это случилось в год юбилея трагедии — на 110-летие гибели «Русалки». Используя свои знания, в особенности беспроигрышное сочетание моряка, штурмана и учёного, именно Велло Мясс четырнадцать лет назад смог точно восстановить и рассчитать курс «Русалки» и место крушения корабля. Таким образом, место упокоения моряков российского императорского флота было наконец-то обнаружено. И долгая, более чем столетняя история поисков наконец-то завершилась. 

Нелли Ивановна Кузнецова, журналист-маринист, вдова военно-морского офицера:

«Броненосец «Русалка», выйдя из Ревеля в Гельсингфорс, неожиданно исчез в море вместе со всем экипажем — 12 офицеров и 166 низших чинов, как тогда сообщалось — 178 человек. Лишь некоторое время спустя море прибило к финским островам разные «судовые принадлежности» с «Русалки». Было найдено и тело матроса с броненосца, втиснутое под настил шлюпки, тоже прибитой к берегу. На поиски пропавшей «Русалки» пошли 15 кораблей российского флота. Работы велись до самых заморозков и суровых зимних штормов. Работали водолазы, использовались воздушные шары. Однако не удалось установить даже место гибели корабля. На следующий год поисковые работы были возобновлены и снова — безрезультатно.

Гибель броненосца вызвала широкий отклик в обществе. Газеты много и подробно писали о достоинствах и недостатках конструкции корабля. «Русалка» была для своего времени одним из наиболее совершенных кораблей береговой обороны, о членах экипажа, поднимали вопрос о помощи семьям, о пенсиях вдовам и сиротам. Сотрудники петербургской газеты «Новое время» на свои средства продолжили осмотр береговой линии, опрашивали прибрежных жителей. Но так ничего и не нашли.

По версии, считающейся теперь наиболее достоверной, броненосец попал в жестокий шторм, но корабли такой конструкции, как «Русалка», для сильных штормов не были предусмотрены. Еще Константин Паустовский, замечательный русский писатель, который тоже с болью писал о гибели и долгих поисках «Русалки», рассказывал, что осенью над Финским заливом поднимаются сильные бури. Начинаются они обычно с полудня и бушуют до вечера. Если бы «Русалка» вышла в море ранним утром, она бы успела проскочить в Гельсингфорс до полудня. К тому же перед выходом, еще в Кронштадте были забыты деревянные крышки, которыми в штормовую погоду задраиваются входные и световые люки. Но море не прощает никакой небрежности.

Уже значительно позже океанологи-гидрофизики написали о «морских убийцах», аномально высоких волнах, которые возникают нечасто, но внезапно и на несколько секунд. Возможно, такая волна и убила броненосец, уже измотанный штормом. Почти весь экипаж, за исключением командира и вахтенных, был на нижней палубе, то есть внутри корабля. Захлебнулись ли они балтийской штормовой водой, заливавшей внутренние помещения корабля? Умерли ли от страшного удара о дно? Задохнулись ли, когда не стало воздуха? В любом случае смерть их была тяжкой, мучительной.»

Мария Сергеевна Инге-Вечтомова, глава общественной ассоциации «Память Таллинского перехода»:

«История создания броненосной лодки «Русалка» и ее тридцатилетняя военная служба стали своего рода отражением истории мирового военно-морского флота конца XIX века. Этот период ярко выражен жестокой борьбой империй и постоянной готовностью к войне, а также жесткой конкуренцией технологий в освоении новых знаний в век пара и машин. В ходе реализации «броненосной» программы Морское Адмиралтейство 14 января 1865 года подписало контракт с подрядчиком Кудрявцевым о постройке двух броненосных башенных кораблей из железа. За основу был взят проект боевого корабля шифр «F» английской фирмы «Митчелл и К°», полностью переработанный инженерами МТК. 29 мая 1865 года на стапелях Галерного острова судостроители произвели закладку килей для кораблей, которые впоследствии получили названия «Русалка» и «Чародейка», что вызвало скандал со стороны православной церкви, которая в результате отказалась освящать корабли с языческими наименованиями.

Для защиты от заливания верхней палубы, располагавшейся на расстоянии чуть больше полуметра от ватерлинии, проектом предусматривалось устройство откидного фальшборта по всему периметру палубы. Однако эффективность такого механизма в дальнейшем не подтвердилась, и фальшборт в 1867 году был снят. Одновременно с техническим прогрессом военный корабль «Русалка» совершенствовал свои мореходные качества и модернизировал вооружение. В 1871 году орудия главного калибра были заменены на нарезные орудия калибром 229 мм, претерпела изменения также установка противоминной артиллерии. В 1891 году было произведено переоснащение котлов. Но в 1869 году с броненосной лодкой «Русалка» произошла авария, указывающая на опасность плавания монитора и несовершенства ее водоотливной системы. Событие стало началом поисков совершенных систем в вопросах непотопляемости адмиралом Макаровым — великим знатоком кораблестроения. С 1892 года броненосная лодка «Русалка» была отнесена к классу броненосцев береговой обороны.

В 8 часов 40 минут 7 сентября 1893 года броненосец «Русалка» под командованием капитана 2 ранга В.Х. Иениша вышел из гавани Ревеля, имея приказ следовать в Гельсингфорс и далее в Бьерке соединённо с канонерской лодкой «Туча». В пути, в районе Ревельштейнского плавучего маяка, из-за девятибалльного шторма и тумана корабли потеряли друг друга из вида. Командир лодки «Туча» капитан 2 ранга Н.М. Лушков вопреки приказу следовать соединённо с «Русалкой» принял решение следовать далее и в 15 часов 7 сентября 1893 года «Туча» прибыла в Гельсингфорс. Лушков в телеграмме командиру учебно-артиллерийского отряда контр-адмиралу П.С. Бурачеку не упомянул об отсутствии «Русалки», а также не доложил об этом командиру Свеаборгского порта. 8 сентября Лушков отправил новую телеграмму Бурачеку с запросом, ожидать ему «Русалку» или следовать в Бьерке, но эта телеграмма не дошла до адресата. В свою очередь, контр-адмирал Бурачек после получения первой телеграммы от Лушкова не предпринял никаких мер для установления судьбы «Русалки» и 8 сентября вышел с оставшимися кораблями учебно-артиллерийского отряда «Первенец» и «Кремль» из Ревеля в Бьерке, куда прибыл утром 9 сентября.

В Бьерке Бурачек также не принял мер по установлению местонахождения «Русалки» и «Тучи». В это время лодка «Туча» находилась на пути из Гельсингфорса в Бьерке. Зайдя в порт Роченсальма, Лушков отправил телеграмму Бурачеку, ждать ли ему «Русалку» или следовать дальше. Получив эту телеграмму 10 сентября, Бурачек запросил Гельсингфорс, прибыла ли туда «Русалка», и только после этого уведомил о пропаже броненосца Главный морской штаб, где уже было известно о судьбе «Русалки» от командиров Свеаборгской крепостной артиллерии, Свеаборгского и Ревельского портов.

Первые сведения о «Русалке» были получены в Свеаборгском порту поздно вечером 9 сентября от гельсингфорсского полицмейстера, который сообщил об обнаружении на одном из островов Кремаре шлюпки с трупом матроса 2 статьи Ивана Прунского. 10 сентября на острове Сандхамн были обнаружены несколько разбитых шлюпок и деревянные обломки, а также другие предметы с броненосца «Русалка», о чём сразу было доложено в Главный морской штаб. 11 октября 1893 года Высочайшим приказом броненосец береговой обороны «Русалка» был исключён из списков кораблей Российского Императорского флота. В 1900 году был создан комитет по сбору пожертвований на сооружение памятника броненосцу «Русалка», а к девятой годовщине со дня гибели корабля в Ревельском приморском парке Кадриорг Амандусом Адамсоном воздвигнут монумент в виде бронзового ангела, стоящего на гранитном постаменте с надписью: «Россіяне не забываютъ своихъ героевъ мучениковъ».

В январе 1894 года состоялся военно-морской суд по делу о гибели броненосца «Русалка». В ходе судебного разбирательства были сделаны предположения о причинах гибели корабля, а также выдвинуты обвинения против командира учебно-артиллерийского отряда контр-адмирала П.С. Бурачека и командира канонерской лодки «Туча» капитана 2 ранга Н.М. Лушкова. Приговор суда, объявленный 14 февраля 1894 года, и утверждённый 28 февраля императором Александром III, гласил: «Контр-адмиралу Павлу Степановичу Бурачеку, 56 лет от роду, за недостаточную осторожность в выборе погоды для отправления броненосца «Русалка» и лодки «Туча» в море, противозаконное бездействие власти и слабый надзор за подчинёнными объявить выговор в приказе, а командира лодки «Туча», капитана 2 ранга Николая Михайловича Лушкова, 39 лет от роду, за неисполнение приказаний начальника по небрежности и за противозаконное бездействие власти отрешить от должности…» 

Фото и видео Юлии Калининой.

Загрузка...