tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Мнение: русские готовы получать информацию из эстонских СМИ. А СМИ — готовы её давать?

А что вообще могут предложить эстонскому русскому масс-медиа на эстонском языке? Ну, кроме пресловутой «языковой практики».

В предновогоднем интервью изданию Postimees эстонская женщина-президент порадовала русских жителей Эстонии, заявив, что они не такие «безнадежные», как это считалось раньше: «…На самом деле, иноязычное население заинтересовано в том, чтобы получить информацию и по эстонским каналам. Мы не должны все время отделять от общества тех, у кого иной домашний язык общения. Например, у молодых людей нет языкового барьера, в наличии и высокое пассивное владение языком. То, что твой домашний язык общения — русский, не означает, что ты не можешь воспринимать информацию из эстоноязычных источников…»

Как говорится, спасибо, госпожа-хозяйка, за оказанное высокое доверие. А то ведь как раньше было? Если русский в Эстонии имеет свое, отличное от официального, мнение, то это «информационное поле Кремля» виновато, хорошо хоть не электромагнитное. А теперь выясняется, что большинство неэстонцев все-таки могут понимать безумно важный государственный язык. Так как теперь эта банальная, в общем, истина озвучена президентом, лично у меня возникло несколько вопросов, главный из которых звучит так: а что вообще могут предложить эстонскому русскому масс-медиа на эстонском языке? Ну, кроме пресловутой «языковой практики».

Сомнительную возможность читать в оригинале сомнительные тезисы эстонских горе-аналитиков? Сомнительное удовольствие наблюдать за сомнительного качества развлекательными передачами? Причем, что характерно, наблюдать и читать исключительно пассивно, так как эстонские масс-медиа банально не готовы на равных воспринимать тех, кто думает вне официально одобренных шаблонов.

Такая вот забавная ситуация — русские Эстонии, в целом, готовы к том, чтобы находиться в эстонскоязычном информационном поле, а вот эстонскоязычное информационное поле не готово к тому, чтобы русские Эстонии были его субъектом, а не объектом. Так получилось, что значительное количество инфоповодов и тем, которые интересуют русскую общину, в масс-медиа Эстонской Республики подаются, мягко говоря, в однозначном ключе.

Если человек по какой-либо причине захочет получить другой взгляд на некоторые освещаемые в СМИ события, то в эстонских СМИ он его банально не найдет, нет там его. Как ни парадоксально, но на данном этапе получается, что это не русская община «скукожилась» в своем информационном пространстве и не хочет из него «выползать», это эстонские СМИ от них «отгородились», причем не только языковым, но и, скажем так, мировоззренческим барьером. Информацию из них получать, естественно, можно, но только, скажем так, по необходимости, если ее на русском языке нет, при этом приходится отсеивать до 90% ангажированной «шелухи», то есть, легким и приятным такое общение с прессой явно не назовешь.

Учитывая, что другие источники информации находятся на расстоянии «пары кликов мышкой», то «плакать, колоться, но продолжать кушать кактус недружелюбных лично к тебе СМИ» желающих находится не то, чтобы очень много, неумеренно «интегрированные» жители страны и прекраснодушные «оптимисты» не в счет.

В общем, когда в эстонскоязычных СМИ будут готовы общаться на равных, без навязываемых идеологических догм, тогда и поговорим. А сейчас очередной раунд «мышиной возни» вокруг «общего информационного поля в Эстонии» мало кому интересен, люди априори не будут читать СМИ, для которых они бесправная, не имеющая право на собственное мнение серая масса.

Также по теме:

Мартин Репинский: обвинение ПБК в антиэстонской деятельности — разыгрывание «русской карты»

Президент Эстонии призвала вкладываться в «правильный» телеканал, а не в ПБК

Загрузка...

Сюжеты