tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

Кадр из к/ф "Иван Васильевич меняет профессию"
© YouTube

Мнение: налоговики решили вернуть Эстонию во времена массового «стука»?

«...Мы без конца проклинаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?..» Без этой уже хрестоматийной цитаты Довлатова сложновато было начать заметку.

А теперь, когда приличия соблюдены, пожалуй, приступим помаленьку. Налогово-таможенный департамент Эстонии призвал «стучать» на своих соседей. Да, именно на соседей — не, скажем, начальство или коллег, что имело бы хоть какой-то смысл, а на соседей. Мол, если вы вдруг заметите, что ваш сосед использует служебное авто в личных целях, то немедленно на него донесите в соответствующие органы. Такой интерес к служебным автомобилям не случаен — начинают действовать новый порядок расчета налогов на автомобили. Если автомобиль служебный, то совершать на нем частные поездки можно только оплачивая налог на мощность двигателя. Иными словами, служебная машина теперь только для работы, иначе, будь добр, плати больший налог.

Система, в целом, понятная, хотя и не идеальная — грань между поездкой по служебной необходимости и поездкой частной часто довольно размыта, не говоря уж о том, что руководители фирм и господа «слуги народа» даже поездку к теще на шашлыки могут обосновать как служебную. Таким образом, инициатива направлена, скорее, на «нижнее звено» в трудовой цепочке. Тех самых людей, которые нет-нет, да совершат «зловещее преступление» — довезут на рабочей машине родственника, друга, да того же соседа до дома.

Да, я в курсе, что закон теоретически должен быть направлен на то, чтобы руководители фирм не записывали свои (и не только свои) частные машины как рабочие и не избегали таким образом дополнительных налоговых расходов. Но ведь они продолжат записывать, уж поверьте. Эту проблему бдительностью соседей совершенно точно не исправишь.

Да, кстати, о соседской бдительности. Что-то я слабовато представляю не заинтересованного человека, который запишет номер машины соседа, потом поищет данные на машину в открытом Дорожном регистре, потом не поленится сообщить в Налогово-таможенный департамент. Извините, но чтобы так «заморочиться», надо испытывать «такую сильную неприязнь, что прям кушать не могу». Таким образом, вместо «исполнения гражданского долга» получается банальная личная месть. Или, что тоже не исключено, корыстные побуждения. Ябед с детского сада не любят именно за эти качества. Стимулировать подобного рода мотивацию довольно странно, так как личная месть и корыстные побуждения очень часто становятся причинами преступлений. Да, не все желающие «нагадить ближнему своему» в дальнейшем идут на нарушение закона, но многие идут.

Много ли выиграет государство в деньгах, если будет одобрять подобного рода мелочную месть? Да вряд ли, было бы из-за чего шум поднимать. Как я уже говорил, те, кто ездили на своих служебных машинах по личным делам постоянно — продолжат ездить. Для них это, как говорится, «оптимизация расходов», да и ворон ворону глаз не выклюет, ведь в налогово-таможенном департаменте тоже есть служебные машины. И в полиции есть. И у чиновников, знаете ли, бывают.

Да и поверить в то, что в стране настолько много «людей с активной гражданской позицией», готовых «пробивать» номера машин соседей по базе мне сложно. Хотя… о «четырех миллионах доносов» все-таки не стоит забывать. В историческом, естественно, контексте.

Загрузка...