tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Курсы, эстонский язык
© YouTube

Реплика: про День родного языка в Эстонии — праздник, которого нет

На портале Гостелерадио Эстонии 14 марта утром «рядышком» находились две новости, заголовки которых полностью объясняли всю языковую политику Эстонии после провозглашения второй независимости. «В среду в Эстонии отмечают День родного языка», — радостно сообщала первая. «Свен Сестер намерен сделать Таллин эстоноязычным городом», — дополняла вторая.

Нет и никогда не было в Эстонии такой знаменательной даты — День родного языка. Есть день эстонского языка, родного только для 68% жителей страны. При этом, языковая политика в Эстонии направлена отнюдь не на то, чтобы эти самые 68% носителей языка свой родной язык любили, узнавали, развивали. Вносили в эстонскую и мировую культуру что-то новое, неординарное, значимое. Статус «носителя языка» в Эстонии подразумевает, что этот индивидуум представляет ценность сам по себе, без оговорок и дополнительных условий. Даже если он давно не читает ничего длиннее записей в «твиттере».  Даже если он разговаривает на смеси эстонского с русским и английским матерным.  Он — носитель языка. А значит непогрешим.  Ну по крайней мере пока он не вздумает сомневаться в языковой политике государства, направленной на превращение тех жителей Эстонии, для которых родным является русский язык в «недоэстонцев». 

При чем тут сохранение эстонского языка, а уж тем более культуры — совершенно не представляется возможным понять. Навскидку вспоминается разве что Набоков, который некоторые свои произведения сначала писал на английском языке. Но есть один нюанс — сначала он научился писать на языке русском. Неплохо научился, поговаривают. Для русских гимназистов современной Эстонии это лишнее. Конечно, никто не запрещает в свободное от изучения государственного языка время изучать родной язык. Или суахили. Или вообще ничего не изучать. Но «эстонский язык превыше всего».

Я ведь даже не гиперболизирую, к сожалению. Хотел бы я гиперболизировать, но если я начну перечислять всех, кто заявлял, что именно доступность образования на эстонском языке является основным приоритетом эстонского государства, а целью языковой политики является близкое к 100% количество жителей страны, владеющих эстонским языком, заметка получится слишком длинной. Поэтому ограничусь высказыванием Свена Сестера: «…Требование об использовании эстонского языка и владении эстонским является принципиальным решением. В этом вопросе IRL не собирается отступать…»

Да что далеко за примерами ходить-то? В стране даже диктант на русском языке считается некоторыми если не государственной изменой, то явным признаком «пятой колонны». Чего это они диктанты на русском пишут, агенты русского мира? Лучше бы неправильные глаголы эстонского языка учили и не выделывались. 

Эстонская культура от этого, естественно, ничего не выигрывает. Но какое мне дело до эстонской культуры? Пусть за нее 68% носителей эстонского языка волнуются. У меня свой родной язык есть, о чем я пока еще не забыл, несмотря на то, что каждое 14 марта в Эстонии пытаются подменить понятие «родной язык» понятием «государственный язык».

Загрузка...

Сюжеты