tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости партнеров

Профессор отделения востоковедения Латвийского университета Леон Тайванс
© MIX TV

Латвийский эксперт: минимизация российского военного присутствия в Сирии — мудрейшее решение

Россия ближе к востоку и видит Сирию острее — а с восточной точки зрения Башар Асад на своем президентском месте сидит законно, признает известный латвийский востоковед Леон Тайванс.

Как сообщал BaltNews.ee ранее, 14 марта Президент России Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром иностранных дел Сергеем Лавровым и Министром обороны Сергеем Шойгу, в ходе которой обсуждались вопросы сирийского урегулирования. Глава государства отдал приказ о начале вывода с 15 марта основной части российской военной группировки из Сирийской Арабской Республики.

«Считаю, что задачи поставленные перед Министерством обороны, в целом выполнены. Поэтому приказываю с завтрашнего дня начать вывод основной части нашей воинской группировки из Сирийской Арабской Республики», — заявил В.Путин.

По мнению профессора отделения востоковедения Латвийского университета Леона Тайванса, российский лидер принял мудрейшее решение. Комментарий эксперта на своих страницах публикует интернет-портал BaltNews.lv.

Л.Тайванс:

— Все стороны наконец мирно посажены за стол переговоров в Женеве — эту задачу Путин действительно выполнил. Считаю, что это мудрейшее решение! Ничего подобного за более чем пять лет войны в Сирии не смогли сделать ни Европейский Союз, не американцы.

Понимаете, нет никаких оснований считать, что можно выйти из сирийского конфликта с безоговорочной победой — а так задачи выполнены. Какие задачи? Чтобы Башар Асад победил? Но ведь такой задачи Путин не озвучивал.

Что может прозвучать в Женеве на этих переговорах? Вопросы отставки Башара Асада в том числе. Этот президент Сирии, с точки зрения лидеров западной демократии, пришел к власти незаконно благодаря поддержке меньшинства из числа алавитов, и поэтому он на Западе не считается легитимным главой государства.

Но не надо забывать, что мы имеем дело с Востоком — положа руку на сердце, нельзя назвать ни одной восточной страны, в которой существует демократия. Там есть жесткая иерархия, подчинение, автократия, но там нет того, что называется демократией на западе. Очевидно, Россия ближе к востоку и видит Сирию острее — а с восточной точки зрения Башар Асад на своем президентском месте сидит законно.

Я не могу сказать, что уровень террористической безопасности в Европе и США понижен после ряда поражений радикальных мусульман в Сирии. В Париже и Брюсселе может быть в любой момент введен красный уровень угрозы терроризма. Традиционную ель на минувшее Рождество на Гран-пляс не ставили, а как будет на праздники в этом году, неизвестно. Действительно ли проект «Исламский халифат» закрыт? Нет.

ИГИЛ как проект государства создан на обломках страны Саддама Хусейна, где в халифате правят его бывшие спецслужбы, окрасившиеся в радикальный цвет. Но параллельно с территориальными притязаниями — это религиозное движение. Это является самым опасным. Потому что действия одержимых Господом людей не просчитываются обычной логикой — они могут действовать на свой страх и риск. Они уверены, что Аллах послал их убивать неверных на пути священного джихада, и остановить таких шахидов в Европе невозможно. Пока это безумие террористического свойства не иссякнет, а оно иссякнет, безусловно — угроза террора в Европе будет оставаться.

Как последствие пяти лет войны в Сирии интересна как факт победа Alternative für Deutschland на вчерашних выборах в трех муниципальных землях в Германии — в стране, созданной из руин благодаря плану Маршалла, заявила о себе сила, отрицающая трансатлантические установки, терпимость к беженцам и так далее.

Знаете, ежегодный прирост населения Турции в объеме 800 тысяч —1 миллион человек ставит вопрос жестко: этот миллион людей куда-то надо девать. Турки получили желанный приоритет открытой внешней границы плюс многомиллиардные субсидии от ЕС за свою роль транзитного узла на пути миграции беженцев в Европу.

Но открытие границы с Европой, о чем в Анкаре мечтали больше полувека — единственный ее выигрыш от сирийской карты. Война в Сирии военизировала турецких курдов, придала им силу духа. Курды десятилетиями раньше были под ружьем, но как автономия в составе Турции, но в боях под Аллепо и Кобани они закалили свой дух и отточили военное мастерство.

Курдов после войны с ИГИЛ уже готовы поддержать США, в их пользу неоднократно высказывалось руководство России. То есть создание суверенного Курдистана становится все более реальным.

И второе — на российских туристов турецкая экономика строила грандиозные планы. Планируя расширение курортной зоны у моря, строительство двух новых аэропортов, гостиниц и так далее. Все это рухнуло. Турция сейчас в самом сложном положении.

Загрузка...