tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости партнеров

Эстония, Латвия, Литва
© ru.delfi.lt

Эксперт: для политических элит Балтии наступают очень непростые времена

Республикам Прибалтики будет сложно приспособиться к новым реалиям, формирующимся после референдума в Великобритании. Таково мнение эксперта Станислава Стремидловского.

Первым следствием британского референдума можно считать раскол Европейского союза, пишет на страницах портала BaltNews.lt политический обозреватель Станислав Стремидловский. Эксперт констатирует, что до этого было две группы, а теперь стало три с разными «скоростями» политической и экономической интеграции, обсуждения и принятия решений.

С.Стремидловский:

— Если раньше неофициально ЕС делился на зону евро и зону национальных валют, то сейчас зона евро разделится на страны-основатели (Германия, Франция, Италия, Нидерланды, Бельгия и Люксембург) и остальные.

Соответственно, страны-основатели, главенствующую роль в группе которых ещё сильнее утвердит Германия, будут давить на зону стран с национальными валютами, требуя от них войти в еврозону. В первую очередь, это касается Польши, во вторую, вероятно, Венгрии.

Что касается остальных государств, уже принявших евро, то в отношении их будет ужесточаться финансово-валютный контроль, чтобы в принципе исключить возможность повторения кризиса по типу греческого, который нанёс серьезный удар по позициям зоны евро. А значит — и с этим столкнется Литва — государственные расходы и социальные выплаты будут ужиматься и урезаться в целях минимализации бюджетных дефицитов и роста инфляции. Естественно, за счёт пенсионеров, неимущих, матерей-одиночек и других малообеспеченных групп граждан.

Вторым следствием следует ожидать выход на новую концепцию безопасности, в первую очередь — военной безопасности. До сих пор Великобритания была одной из тех, кто блокировал проект создания общеевропейской армии. Сейчас главным противником этой идеи остается Польша.

Общеевропейская армия неизбежно окажется под контролем Берлина – Парижа, возможно, присоединится Рим. Вооружённые силы ЕС — это, так или иначе, альтернатива NАТО, даже если между этими двумя блоками будет налажена кооперация и сотрудничество. Для Восточной Европы это будет означать маневрирование стран между генеральным штабом общеевропейской армии и Альянсом.

Уже сегодня на так называемом восточном фланге NАТО — окончательное решение будет принято в июле этого года на саммите в Варшаве — появятся четыре батальона, представляющие четыре страны. Польша выбрала США в качестве союзника, Германия обоснуется в Литве. У Вашингтона и Берлина всё-таки не вполне совпадающее представления об угрозах, поэтому можно прогнозировать распад по направлению военной кооперации появившегося после переворота на Украине в 2014 году тактического блока Польша + Прибалтика.

Третьим следствием является возврат в той или иной форме к геополитическим реалиям 1930-х годов, когда в Европе возникали блоковые союзы и заключались ситуационные двухсторонние и многосторонние пакты.

Однако, учитывая, что открытые военные конфликты пока что представляются маловероятными, «гибридные войны» будут носить больше экономический и социальный характер. Речь о провоцировании социальных волнений мирного типа, перегрузки экономико-социальной системы избыточными программами, как вариант — перенаправление в ту или иную страну массового потока беженцев и трудовых мигрантов.

В этой связи приграничным странам Европейского союза — Польше и Прибалтике — придётся выработать новую политику на восточном направлении, чтобы привлечь дополнительные силы и ресурсы, которые не сможет напрямую контролировать Брюссель. Варшава уже выходит на эти позиции, активно проводя переговоры с Пекином и интегрируясь в межгосударственные проекты с участием не только Китая, но и России, Беларуси и Казахстана.

Помимо того, Варшава посылает осторожные импульсы Москве, говоря о желании возобновить экономическое сотрудничество. В этом контексте республикам Прибалтики будет сложнее и в силу проводимой ими этнократической политики, в историческом плане направленной на реабилитацию коллаборационистов, сотрудничавших с Третьим Рейхом, а в текущей — на дискриминацию национальных меньшинств.

Для Вильнюса ситуация осложняется тем, что национальные проблемы она имеет не только с Россией, но также с Беларусью и Польшей.

Учитывая, что польское меньшинство достаточно хорошо представлено на политической сцене Литвы, кооперируется с русским и белорусскими меньшинствами, можно в перспективе ожидать роста напряжённости между Вильнюсом и Варшавой, и очень большой вопрос, выступит ли кто в Евросоюзе и NАТО арбитром в этом споре.

Загрузка...