tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Яна Тоом и Юри Ратас
© Keskerakond FB

Депутат ЕП Яна Тоом — избирателям: не впадайте в политическую пассивность

Не впадайте в политическую пассивность, помните, что от ваших голосов зависит ваша же судьба. С таким призывом обратилась к эстоноземельцам депутат Европарламента Яна Тоом.

Накануне выборов в Эстонии политическая обстановка всегда обостряется. В мае-июне эстонские СМИ наперебой муссировали сложившуюся внутри Центристской партии обстановку. В какой-то момент возникла вероятность параллельного списка на выборах, однако конфликт был улажен. В интервью таллинскому изданию «Столица» депутат Европарламента, член Центристской партии Яна Тоом согласилась осветить причины такой ситуации и как был достигнут выход из нее. Беседовал Борис Тух.

– Как вы расцениваете процессы, происходившие в то время в Центристской партии, и что они дали партии в целом и ее членам в отдельности?

– Я думаю, что это всё было нам нужно, хотя со стороны выглядело тревожно, тем более, что т.н. мейнстримные СМИ всячески раздували ситуацию и временами выдавали желаемое за действительное. Но, по моему мнению, дискуссия действительно была нужна, хотя бы потому, что с уходом Эдгара Сависаара партия в известной степени утратила равновесие. Мне не нравится говорить «то крыло», «это крыло», однако многие годы в Центристской партии довольно комфортно себя чувствовали, условно говоря, как Карилайд, так и Яна Тоом. Эдгар умел это всё уравновесить. С его уходом равновесие пропало. В какой-то момент, видимо, погоня за эстонским избирателем стала определять тактику. Конечно, никто для себя это так не сформулировал, но понимание было такое: «русские и так с нами, альтернативы-то нет, к чему беспокоиться?», а вот за поддержку эстонского избирателя надо бороться – и она в самом деле стала расти.

Русский избиратель в это время смотрел – и, кажется, не понимал, что происходит. Во-первых, у нас не было опыта коалиционных переговоров. Результаты их вызвали критику: мол, Центристская партия взяла себе слишком мало мест в правительстве…

– Честно говоря, я тоже так считаю: 5 + 5 + 5 при том, что соцдемы и IRL вместе имеют всего на 1 место в парламенте больше, чем Центристская партия, явно неправильное распределение мест: справедливее была формула 7 + 4 + 4.

– Однако такая договоренность предварительно была достигнута. А в политике держать слово – самая ценная валюта. В коалиционном соглашении удалось добиться в интересах русского избирателя немногого, но важно, что вообще удалось добиться. Кроме того, при переходе из оппозиции во власть сразу возникает проблема популизма. Популизм – результат долгого пребывания в оппозиции. Обещать всякий раз все больше, и больше, и больше. Потом, когда попадаешь во власть, ты можешь сделать только часть из того, что обещал.

Но не суть. Важно то, что конструкция стала крениться. Сохранить равновесие упорно стремился в первую очередь Михаил Кылварт, и многое ему удавалось, но огромная нагрузка ложится на него в качестве вице-мэра и одному нести ко всему вдобавок ношу лоббирования и продвижения позитивных идей, очень тяжело. В какой-то момент, после 9 мая, у нас возник определенный конфликт с Юри Ратасом. Мы пытались решить этот конфликт, не выходя в публичное пространство, но не получилось.

Когда я оказалась в ситуации, при которой обязана проводить в Европарламенте коалиционную политику своей партии, в трудную минуту у меня возникла мысль об уходе. Но посмотрев на всё трезвым взглядом, я решила: давайте-ка начнем переговоры, посмотрим, о чем сумеем договориться.

– Переговоры шли тяжело?

– Переговоры шли тяжело потому, что мои соратники переговоров-то не хотели. Договариваться твердо хотела только я, все остальные были полны решимости сжигать мосты. Накануне первой пресс-конференции я сказала: «Давайте-ка используем последний шанс; ведь мы даже не сформулировали наших требований». Мы сделали пресс-конференцию, после которой мне соратники сказали, что я говорила не то. Хорошо, решила я, мы сели с Кылвартом и составили список из шести пунктов, на которых мы можем сойтись. Я вернулась обратно, и мне сказали: «Это смешно, этого слишком мало!». Подумали, вписали еще ряд пунктов по трем блокам: город, партия и политика в целом. С этим пошли – и обо многом договорились. И что мне нравится: Юри Ратас держит слово!

Мы договорились о создании кодекса партийной этики, о расширении числа участников конгресса и участников рабочих совещаний руководства партии – на них я больше не нахожусь в вакууме.

– В свете всего происшедшего: каковы ваши прогнозы на выборы? Будет трудно?

– Выборы всегда бывают трудными. Но в этот раз особенно. По разным причинам. И думаю, что наш, теперь оставшийся в прошлом, конфликт – не главная причина. Центристская партия выводила избирателя на выборы, как на войну. На моей памяти, а я в Центристской партии 9 лет, мы проиграли выборы только однажды. Когда вышли на них с лозунгом «Rahu» – «Мир». А если «Rahu», то с какой стати мне тащиться на избирательный участок по гололеду? – подумали многие. Если же мы стремимся остаться в рамках новой политической культуры, то на баррикады нам звать не надо. И это как бы главный вызов для меня.

– На что может рассчитывать русский избиратель, если результаты выборов будут благоприятными для Центристской партии? И чего он может лишиться в результате поражения?

– Мы любим говорить – и, кстати, об этом шла речь на переговорах – что избирательная кампания может свестись на коммунальный уровень: поставим новые скамейки, отремонтируем дороги и т.д. Но скамейки может поставить любой, у кого есть деньги. Все-таки люди выбирают мировоззрение. Крепкого завхоза может наскрести у себя любая партия. Даже EKRE.

– Хотя Михала (реформа) и Вакра (соцдемы), претендующих на пост мэра, трудно назвать крепкими хозяйственниками…

– Есть и другие претенденты. Возможно, что правый экстремист в роли завхоза был бы круче всех. Завхозу требуется твердая рука. Но если он при этом человек дрянь и взгляды имеет пронацистские, от поставленных им скамеек радости будет мало. Выбирать надо мировоззрение. Тем более, что муниципальные выборы – единственные, на которых могут голосовать и люди, не имеющие гражданства Эстонии. Так что важно не только благоустройство (хотя оно очень важно), но и политическое кредо!

– А если партия не получит большинства мест в горсобрании?

– Если Центристская партия не добьется большинства в горсобрании – чего, надеюсь, не случится – то к власти в городе придет коалиция из нескольких партий. И в этих условиях очень трудно будет сохранить за русскими гимназиями право отказаться от пресловутого 60 на 40. Вот сейчас у нас в парламенте есть, маленькая фракция IRL – и мы не может решить проблему предоставления гражданства обладателям серых паспортов. И может оказаться, что в Таллинском горсобрании какая-нибудь маленькая фракция в 4 голоса не даст решить важный и нужный горожанам вопрос. Возникнет и проблема с бесплатным общественным транспортом. Ведь реформисты говорят, что общественный транспорт надо приватизировать.

Если мы проиграем, то дальше может быть только хуже в Рийгикогу. Если будет хуже в Рийгикогу, то никаких прорывов ждать не придется. Да, нас упрекают в том, что мы пришли в правительство, но не решили то, то и то. Но надо понимать политика – штука долгоиграющая, и если мы сегодня не договорились, то завтра может возникнуть возможность договориться.

Я бы сказала избирателям: не впадайте в политическую пассивность, помните, что от ваших голосов зависит ваша же судьба.