tallinn
Литва
Эстония
Латвия

СпецпроектНовости

Нарва – Ивангород

350 лет назад в Прибалтике появились первые русские правозащитники

350 лет тому назад два купца, Леонтий Белоус и некто Жданов из Нарвы и Ивангорода, тогда городов шведских, отправились в Стокгольм. К королю. Пожалуй, они были первыми известными в истории балтийского края русскими правозащитниками.

Искали они королевской управы на местные власти, ущемлявшие русский торговый и ремесленный люд. Одной из важных целей депутации было сохранение в Ивангороде и Нарве русской школы, где наряду с цифирью и азбукой изучался и православный Закон Божий, пишет на страницах издания «Комсомольская Правда» в Северной Европе» историк Илья Никифоров.

— В начале XX века одним из первых законов новорождённой Эстонской Республики стал закон о школьном образовании, который гарантировал всем получение школьного образования на родном языке. В межвоенный период в республике работала добрая сотня русских начальных школ и дюжина русских гимназий. Были школы польские, еврейские, немецкие, шведские…

Ужесточение этнополитики, проводимое президентом Константином Пятсом и его премьер-министром Каарелом Ээнпалу, в истории осталось как политика «эстонизации». Русская начальная школа шаг за шагом становилась «билингвальной», а численность русских гимназий сократилась до четырёх. Самое примечательное, что русские в Эстонии, несмотря на неблагоприятную ситуацию в сфере образования на русском языке, упорно демонстрировали желание обучаться именно на родном языке.

Советский период в истории Латвии, Литвы и Эстонии, как бы кто его ни оценивал, позволил сохранить, а то и впервые создать полноценные общедоступные национальные системы образования — от дошкольного до высшего. При этом в Эстонии доля эстонцев, получавших высшее образование на родном языке (например, в Тартуском университете во времена самого что ни на есть «застоя»), составляла 85%. При всех ужимках и прыжках школьных реформ титульные нации гарантированно сохраняли образование на родном языке.

Иногда не без основания кажется, что современная образовательная политика прибалтийских стран хочет восстановить вместе с независимостью не времена свободолюбия и демократии, а исключительно душный период авторитарных диктатур. Как говорят в Эстонии — «эпоху молчания».