tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Траур в Эстонии
© BN

Владимир Франк: Эстония, говоря о сталинских депортациях, сама готова поступать с инакомыслием по-сталински

Известный таллинский музыкант Владимир Франк поделился своими эмоциями по поводу 14 июня, отмечаемого в Эстонии как трагическая дата массовой депортации 1941 года.

Вот что он написал на своей странице в Facebook: 

«Глубоко разделяю чувства эстонского народа, несогласного с реалиями советской действительности на земле Эстонии. С пониманием отношусь: не только каждый народ, но и каждый человек имеет право на собственную систему ценностей, на собственный уклад жизни.

Увы, другой, более сильный народ, более сильный человек тоже имеет право сильного без согласия носителя «обнулять» мнение носителя иного мнения.

Так поступал Сталин с советскими немцами, крымскими татарами, народами Прибалтики и так далее. Так поступали американцы с индейцами, загоняя их в гетто. Позднее так они поступили с японцами с американскими паспортами, отправив в концлагеря. Да и первая Эстонская Республика насильно отправляла в «трудовые лагеря» тех, кто был с нею не согласен. 

И на этом историческом фоне депортации, как это ни цинично, выглядят вполне себе «обычным» делом, к моему великому сожалению.

Если в Прибалтике начнётся брожение, то не такой уж и провокацией, не таким уж и фейком окажется информация о наличии в Эстонии специальных мест, куда будут принудительно свозить неблагонадёжных, с точки зрения властей, людей. Уже проскакивала непроверенная информация об организации такого поселения на острове Сааремаа в местечке Орикюла.

Я как раз там проходил срочную военную службу в 1982-1984 годах. Место захолустное. На небольшом участке сосредоточены три армейские казармы, дома младшего офицерского состава и более обустроенные дома старшего офицерского состава. Есть здание столовой, два штаба, склады, баня, кочегарка. В общем, готовый концлагерь, затерявшийся посреди болот и лесов. Единственный хутор был в четырёх км. До главного города острова Куресааре — 13 км. Когда я служил там, ограды не было вообще, потому что ходить в самоволку просто некуда.  В общем, инфраструктура в самый раз.

Но что выходит? Выходит, что когда ты депортируешь — это хорошо. А когда тебя — плохо? Получается: здесь ни правых и ни неправых, а есть сильные и слабые.

Типа как я говорю: «Кто сильней — тот миротворец, кто слабей — тот террорист». И если эстонские власти посчитают себе полностью правыми отправить меня в знакомые места против моей воли, то почему мы отнимаем это право у Гитлера, у Сталина, у Рузвельта?

Наделяя себя правом творить то, на что право других мы не признаём, мы делим окружающий мир не на «хороших парней» и «плохих парней», а на своих и чужих.

И выходит, врёт нам Бодров с экрана, дескать, сила в правде. Да нет её, правды. Правда в силе, а не наоборот.

Не так? Тогда почему историю пишут победители, а не побеждённые? А когда побеждённые с победителями меняются местами, начинается массовая переписка истории. И так всегда. Увы, нет ни добра, ни зла. Нет ни плохих, ни хороших людей. А есть свои и чужие.

На моём эстонском паспорте мышиного цвета написано «чужой» (неграждане Эстонии — лица без гражданства, постоянно проживающие в Эстонии, имеют паспорт серого цвета — прим. BaltNews.ee). Может, и прав был тот, кто меня сразу в чужого определил?»

BaltNews.ee напоминает, что 14 июня в Эстонии проводятся траурные мероприятия — 75 лет со дня июньской депортации в Сибирь. Траурные венки в этот день ежегодно возлагаются к памятнику Линды в Таллине, проводятся митинги, зажигаются поминальные свечи. На зданиях всех государственных и муниципальных учреждений в этот день вывешены национальные флаги с траурными лентами. Как следует из принятой в Эстонии официальной версии тех исторических событий, в период с 14 по 17 июня 1941 года из Эстонской ССР в Сибирь было отправлено более 10 тысяч человек, большинство из которых составляли старики, женщины и дети.


Загрузка...