tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Экономика и финансы

Волк с Уолл-стрит
© films.ru

Фондовые игры в США: как капитализация стартапа из Новосибирска за три года стала больше, чем у Tesla

Стартап из Новосибирска Neuromama привлек внимание всего делового мира: его капитализация перевалила за 35 млрд долларов, превысив стоимость Tesla Motors или Airbnb.

Компания Neuromama оказалась на слуху 15 августа, когда Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) сняла ее акции с торгов, заподозрив предпринимателей в манипуляциях. Достичь капитализации в 35 млрд долларов россиянам удалось, благодаря перекупке акций одним и тем же ограниченным кругом заинтересованных лиц, считают инвесторы. Однако заработать реальные деньги на раздутой капитализации предприимчивые дельцы не смогли — их подвели непомерные аппетиты и дезинформация о том, что компания вот-вот разместит свои акции на бирже NASDAQ.

Стартап Neuromama — поисковик, основанный на «нейротехнологии». Как уверяют представители компании, это «первый в мире поисковик с искусственным интеллектом, радикально отличается от традиционных Google или «Яндекса». Компания появилась в 2011 году, была зарегистрирована в Новосибирске, однако впоследствии переехала в Мексику. По заявлению самой компании, нахождение в России стало для нее «политически неправильным».

Ключевые посты в Neuromama занимали в разное время уроженцы Новосибирска Игорь Веселовский и Александр Викулов. Последний, как указано на его странице в LinkedIn, занимал пост генерального директора Neuromama с мая 2013 по июнь 2014 года, а сейчас проживает в Сан-Франциско. Викулов сообщил РБК, что уволился из компании более двух лет назад. «Акциями компании я больше не владею, должностей не занимаю и отношений не поддерживаю», — написал он в ответ на вопрос РБК. Игорь Веселовский до сих пор проживает в Новосибирске. В профиле в Facebook он указал, что занимается маркетингом «Кокосовой воды» — сока кокосовых орехов в упаковке. Сам Веселовский не ответил на запрос РБК. Кроме того, одним из со-основателей стартапа является проживающий в Калифорнии украинский инвестор Владислав Зубкис, также использующий имя Стивен Шварцбард. Ранее у Шварцбарда уже были проблемы с законом: в 2007 году его приговорили к пяти годам лишения свободы в США за обман инвесторов и соучастие в мошеннической схеме, связанной с ремонтом казино в Лас-Вегасе.

Каким же образом акции малоизвестной кампании взлетели до небес на фондовом рынке? Ответ кроется в сокращении OTC Markets, означающем «внебиржевую систему торгов акциями». Как правило, на ней торгуются небольшие компании из разных секторов, которым не требуется предоставлять отчетность и проводить аудит. Кроме того, к таким компаниям у Комиссии по ценным бумагам США нет минимальных требований по количеству сотрудников, годовой выручке, наличию прибыли или срокам деятельности. Стороны заключают внебиржевые сделки напрямую, а не через биржу, поэтому для них не требуется резервировать средства накануне торгов. Кроме того, на внебиржевом рынке организатор не несет ответственности в случае неисполнения обязательств одним из участников.

«Грошовые акции» на внебиржевом рынке (penny stocks) часто становятся объектом стратегии «накачать и сбросить» (pump and dump), когда спекулянты накручивают стоимость бумаг в расчете на быструю прибыль. Например, акции компании CannaVest, которая позиционировала себя как мировой лидер по инвестициям в продукты из конопли, за 2013 год поднялись в цене на 680%, и к январю 2014 года капитализация компании превысила 1 млрд долларов. Ажиотаж поднялся на слухах о легализации легких наркотиков в США, которыми воспользовались спекулянты. Однако к настоящему моменту 2016 года цена акций CannaVest Corp упала практически до нуля. 

Увы, такое в торговле акциями в США бывает нередко — в июле 2014 года акции компании CYNK Technology, зарегистрированной в Белизе, у которой не было ни выручки, ни активов за предыдущие три года, взлетели на 15 000% за три недели, а ее рыночная стоимость превысила 4 млрд долларов. Однако две недели спустя капитализация CYNK обрушилась. В итоге десятки тысяч «частных инвесторов и акционеров» — Лёнь Голубковых остались с носом, а дельцы хитрой схемы — с роскошным наваром.

Как объясняет американский финансист и основатель компании по управлению активами Aleph Investments Дэвид Меркель, Neuromama повышала стоимость своих акций за счет торговли акциями между ограниченным кругом заинтересованных лиц. В марте 2011 года была зарегистрирована компания с изначальным названием Trance Global Entertainment Group Corp. с капиталом 3,5 тысяч долларов (35 млн акций по цене 0,001 доллара за штуку). В 2012 году она провела IPO на внебиржевом рынке, где 720 тыс. акций были выкуплены уже по 0,03 доллара за штуку (общая сумма сделки составила уже 21,6 тыс. долларов).

В 2013 году основатели изменили название на Neuromama, раздробили акции в пропорции 750:1, так что цена одной акции взлетела в 750 раз. Теперь у компании уже было более 3 млрд акций. Столь масштабную эмиссию представители компании объясняли своими «грандиозными планами». Осенью 2013 года Neuromama сделала сайт и якобы приобрела ряд активов, связанных с развлечениями, — виртуальную библиотеку с различными телешоу, кинофильмами и пр. Эти активы приобретены в обмен на выпуск 4 866 180 обыкновенных акций по цене 20,55 долларов (на 3 сентября 2013 года) на общую сумму 100 млн долларов. Продавец активов неизвестен, и непонятно, представляют ли они хоть какую-то ценность. Время от времени акции компании действительно торговались на бирже небольшими объемами не более нескольких десятков тысяч долларов. Но вот к августу 2016 года цена акции поднялась до 56,25 долларов, а рыночная капитализация компании превысила 35 млрд долларов. Покупал ли эти акции хоть кто-то из сторонних инвесторов? Необязательно — при такой низкой ликвидности капитализацию компании могли надувать несколько игроков, близких к самой компании. И тогда в дело вступили контрольные финорганы США.

По мнению одного из источников РБК, бенефициаром могла быть третья сторона — например, российский банк или фонд, владеющий акциями такой компании, который стремился за ее счет повысить собственную капитализацию. Однако для этого оценка стоимости компании должна была держаться на высоком уровне продолжительное время. «Если бы они держали капитализацию этой компании на уровне 90 млн долларов в течение пары лет, это могло сработать. Но такое скандальное повышение — это чересчур, и такого никто не допустит», — говорят эксперты. Если бы не жадность авторов хитрой схемы, то история «надутого фондового пузыря» Neuromama могла бы и дальше иметь позитивное развитие.

Источник:

 


Загрузка...