tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Разное

Цены на нефть
© gerchikco.com

На пальцах: почему мир обречен жить при нефти, газе и угле еще лет сто

Известный экономист-эксперт Алексей Анпилогов, анализируя данные различных энергетических концернов и агентств, приходит к выводу о сохранении нынешнего господствующего положения минеральных удобрений (нефть, газ, уголь) в доле энергоносителей как минимум до 2100 года.

«Вопрос регулирования мировой цены на нефть всегда являлся Ахиллесовой пятой западной индустриальной экономики. С одной стороны, в существующих моделях экономики западных стран нефть и продукты ее переработки составляют лишь небольшую долю общего объема производящихся в них товаров и услуг, но, с другой стороны, спрос на нефть очень неэластичен. Западный образ жизни, с его «обществом потребления» и зависимостью автомобильного, морского и воздушного транспорта от цен на топливо и даже его физической доступности порождает парадоксальную ситуацию, когда производители сырья имеют не меньший вес в вопросе формирования цен на свой товар, нежели их «высокотехнологичные» покупатели. В отличие от какого-нибудь какао, продавцы которого мало влияют на цену этого продукта.

Запасы ископаемой нефти, очевидно, столь же конечны, как и запасы ископаемого серебра. Да, нефть — это не редкий металл, она состоит из двух самых распространенных химических элементов на Земле, углерода и водорода. Однако в случае нефти человечество преследует совсем другой призрак, чья зловещая тень незримо влияет на любые проекты замены «черного золота» альтернативами. Имя этой тени — энергетическая эффективность добываемой энергии.

Проблема современного технологического уклада состоит в том, что нефть для него — это источник дешевой и доступной энергии. В первую очередь, энергии мобильной, легко транспортируемой и распределяемой, используемой для целей транспорта, сельского хозяйства и добычи сырья — той же нефти и других энергоносителей. Это банковский клерк может рассуждать о «новой энергии», сидя у мерцающего экрана своего ноутбука (с матрицей из редкого индия, добытого с помощью нефти), а вот фермер на своем тяжелом тракторе или горный рабочий на мощном карьерном самосвале понимают, что без энергии нефти, превращенной в бензин или солярку в их бензобаках, они ничего не сделают.

В своём прогнозе последних дней нынешней весны я высказал осторожное мнение о том, что мы миновали дно мировых цен на нефть ещё в конце 2015-начале 2016 года. Об этом говорила как долгосрочная динамика, так и много текущих событий, которые указывали на то, что «сланцевая революция» не смогла обеспечить стабильного роста добычи нефти при достаточно низких мировых ценах конца прошлого — начала нынешнего года.

Однако, за горизонтом восприятия оставался иной вопрос: насколько вновь открытые источники новой нефти адекватны даже ценам в 40-50 долларов, которые сложились на мировом рынке в первой половине 2016 года?

Сегодня цена на нефть уже уверенно перешагнула через отметку в 50 долларов за баррель, где и пребывает комфортно вот уже вторую неделю. Заявления Владимира Путина на энергетическом саммите в Стамбуле, фактически заявка на создание мега-ОПЕК с участием России, добавили нефти всего лишь доллар, что говорит скорее о том, что её нынешний рост вызван фундаментальными факторам, нежели спекулятивными ожиданиями.

И вот на этих фундаментальных факторах я немного и потопчусь. Видно, что за ближайший период 40 лет страны-члены развитого мира ОЭСР всё-таки увеличат потребление энергии — пусть и не столь значительно, как в прошлом, но, тем не менее, практически достигнув уровня в 300 квадрилионнов BTU (британских тепловых единиц) в год.

На бытовом уровне 1 BTU где-то равен тепловой энергии, заключённой в одной обычной бытовой спичке, поэтому западный мир к 2040-му году будет ежегодно сжигать 300 квадрилионов таких учётных энергетических «спичек», увеличив своё потребление энергии на 50% по сравнению с 2000-м годом и где-то на 20% — по сравнению с 2016-м.

Представим, что каждый квадриллион BTU энергии представляет собой одну громадную мегаспичку, в квадриллион раз большую привычной. Тогда мне не надо будет каждый раз вставлять аббревиатуру в текст.

Во-вторых, наиболее радикальные изменения ждут энергию не в западном мире, но в развивающихся странах. В 2000-м году развивающиеся страны сжигали всем скопом при населении  5 миллиардов людей всего-лишь 175 «мегаспичек» — чуть меньше, чем один «золотой миллиард» западного мира. К 2012-му году ситуация поменялась уже радикально — против 225 учётных энергетических «мегаспичек» Запада развивающиеся страны выставили уже 350 своих.

А вот дальше ситуация будет развиваться только в одном направлении. К 2020-му году (всего лишь через 4 года от сегодня!) развивающийся мир будет уже сжигать 400 мегаспичек ежегодно, к 2030-му — 475 мегаспичек, а к 2040-му — все 525.

Таким образом, за 40 рассматриваемых лет третий мир увеличит своё потребление энергии в 3 раза, при том, что его население, скорее всего, вырастет не столь значительно, скорее всего — с 5 до 8 миллиардов людей. При этом, что интересно, даже при таком впечатляющем росте энергопотребления у третьего мира сохранятся гораздо более скромные энергетические потребности: нетрудно посчитать, что в 2040-м году на 1 миллиард людей в третьем мире будет приходится чуть больше 65 мегаспичек, в то время, как 1 миллиард людей в развитом мире будет использовать в 5 раз больше энергии, потребляя на себя 300 спичек из общего объёма потребления в 825.

Однако, даже такой, весьма скромный относительный аппетит третьего мира приведёт к взрывному росту потребления энергии в следующие 25 лет: за счёт третьего мира общее потребление энергии человечеством вырастет в полтора раза всего лишь за четверть века от сейчас.

Нет и сомнений в том, за счёт чего надо будет обеспечивать такой рост — достаточно скромный в подушевом отношении к растущему населению третьего мира, но громадный — в абсолютных цифрах. Согласно прогнозам того же Международного энергетического агентства EIA, деваться миру особенно некуда: даже в 2040-м году на долю возобновляемых источников (привет, ветряки и солнечные батареи!) будет приходится не более 5% всей энергии в мировом балансе (не путать с электроэнергией!) и в эти возобновляемые источники будут по-прежнему считать и гидоэнергетику, и те самые спички, то бишь — тривиальную древесину, в просторечии именуемую дровами.

Эксперты Международного энергетического агентства IEA обоснованно считают, что от угля, природного газа и нефти миру никуда не деться и пророчат, что в 2030-м году в мире 83% процента первичной энергии будут получать из ископаемых минеральных «спичек».

Кстати, такой впечатляющий рост производства первичной энергии и, как следствие, тех самых 80-85% из неё, приходящихся на уголь, нефть и природный газ, происходит из весьма скромных оценок ежегодного роста потребления энергии. В прогнозе IEA он принят, как 1,5% в год.

И вот тут мы опять приходим к тому интересному факту, что если потребление первичной энергии будет расти в темпе 1,2-1,5% в год (что практически жизненно необходимо для мало-мальски спокойного развития, а то и элементарного выживания существующей мировой модели) — то, согласно тем же прогнозам, потребление нефти никак не может расти меньше, чем на 1% в год.

Для нынешнего уровня абсолютного потребления нефти и прочих жидких её суррогатов в мире в районе 95-96 млн. баррелей в день это означает, что каждый год в мире надо вводить новые мощности в районе 950-960 тысяч баррелей в день.

Что, в общем-то, укладывается в ту же динамику 0,9-1,1 млн. баррелей нефти в день, которые надо где-то найти, добыть и присовокупить к тем 95-96 млн. баррелей нефти, которые ежедневно добывает мир сегодня. И это, заметьте, надо сделать в 2017-м, 2018-м, 2019-м — и во всех годах, вплоть до 2040-го.

И только при этом условии среднестатистический китаец, индус или африканец сможет жить всего лишь в пять раз хуже американца и европейца. Если ему позволят это сделать — и не перевернут мировую шахматную доску, свалив мир в состояние очередной мировой войны».

Источник 


Загрузка...