tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

О чем генерал Рихо Террас забыл сказать в своей речи 24 февраля?

В торжественной речи главнокомандующего Силами обороны Эстонии генерала Рихо Терраса (был повышен в звании накануне праздника) перед участниками военного парада в Таллине 24 февраля были сказано о многом: героизме и патриотизме, солидарности и взаимодействии с союзниками по НАТО и готовности к отражению агрессии.

Забыл Террас сказать о том, что сотни военнослужащих Сил обороны Эстонии за прошедшие с момента восстановления независимости 26 лет были вынуждены покинуть строй  из-за травм или ранений, полученных в ходе военных операций НАТО за тысячи километров от родного дома. Кто-то из них спился, кто-то сошел с ума, кто-то в приступе ярости и агрессии убил себя и своих родных… И лишь единицам из них удалось отстоять как свое достоинство в борьбе с грустной реальностью, так и добиться достойных компенсаций за увечья и  травмы, полученные на военной службе ради Родины.

Один из них — бывший участник военной миссии НАТО в Афганистане, потерявший там ногу из-за неисправного британского миноискателя, Андрей Вестеринен. Он вернулся с войны, смысл которой до сих пор неясен его согражданам, и столкнулся с реальностью: его оставили один на один с его проблемами, и если бы не «британский след» в истории, то вполне могло быть, что у этой истории не было столь  благополучного финала: он прошел долгий и качественный курс реабилитации, получив в итоге самый современный  в мире протез. 

Сейчас Андрей Вестеринен может спокойно и с улыбкой вспоминать те годы и констатировать, что, возможно, именно его активная позиция по отстаиванию прав бывших военнослужащих эстонской армии изменила в лучшую сторону ситуацию с ними. Он честно признается, что, если бы не юридическое образование и  юридическая практика, отстаивать свои права  в спорах с министерством обороны ему было бы куда труднее.

Как сообщил BaltNews.ee сам Андрей Вестеринен, его не пригласили на встречу главнокомандующего Рихо Терраса с демобилизованными из-за травм и ранений военнослужащими: «Мне отправлено данное приглашение не было. Возможно, что армейцы знают, что я сейчас нахожусь с семьёй в Таиланде. Но, к примеру, на встречу с министром обороны, тогда им был ещё Урмас Рейнсалу, меня тоже не приглашали».

Он признался, что к словам Терраса на встрече с бывшими военными о том, что государство делает все, чтобы они чувствовали себя комфортно и достойно в новой реальности, у него двоякое чувство: «Ситуация, если ее сравнить с 2008 годом и сейчас, конечно же, изменилась ощутимо в лучшую сторону. Но я не питаю иллюзий и очень осторожно отношусь к подобного рода заявлениям. Мне пришлось через многое пройти, доказывая и отстаивая свои права (это одна из причин, почему я пошёл учится на юриста), поэтому на 100% я не верю подобным обещанием». 

Он убежден, что его побаиваются в министерстве обороны, потому что знают его напор и знание своих прав. Кроме того, именно история Вестеринена обратила в свое время внимание эстонской общественности к ситуации с демобилизованными по ранению или травмам военными. «Я не устану повторять, что поводом для изменения закона о социальной защите раненых военнослужащих послужило внимание общественности к этой проблеме с помощью средств массовой информации в 2008-2009 годах. Мне тогда помогали очень многие люди отстоять свои права, всем им я очень благодарен». Он добавил не без иронии: «Моё общение с армейскими чиновниками складывается на основе закона и различных постановлений. Знания и умение применить эти знания на практике помогают мне до сих пор добиваться для себя отстаивания своих прав. Поэтому в определенном плане опять-таки Вестеринену «легче дать, чего он требует, недели снова вступать с ним в спор». Так мне сказали по секрету определённые армейские чиновники в неофициальной беседе».

По его словам, даже сейчас многие эстонские военные, попавшие в похожую ситуацию, обращаются к нему за поддержкой и защитой: «Вестеринен для них — это как своеобразная тяжёлая артиллерия. Меня подключают только тогда, когда нужно применить мою русскую натуру и начать не стесняться отстаивать свои права так, как этого порой стесняются эстонские ребята». Чтобы быть всегда в юридической форме по данному вопросу, Андрей признается «Я просто слежу за изменением правовых норм насчёт этой темы и держу руку на пульсе».

Он также констатировал BaltNews.ee, что до сих пор армейская бюрократия заметно осложняет жизнь бывшим военным Эстонской Республики. «С другой стороны, сам не попросишь и не начнёшь требовать для себя что-то (новый протез ноги, лечение), то никто тебе этого просто так не предложит. На последней экспертизе по получению водонепроницаемой ноги Genium X3 меня спросили — а зачем тебе эта нога? Пришлось объяснять зачем человеку с активной жизнью нужна самая усовершенствованная «железная нога», а также рассказать про то, что намерен работать спасателем на частном пляже в Таиланде. В экспертизе так и записали. Протез почти за 70 000 евро мне дали. За это спасибо ещё раз армейскому руководству». 

Ранее по теме:

Генерал Рихо Террас: шанс на независимость Эстонии возник благодаря Первой мировой войне

 


Загрузка...

Сюжеты