tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Разное

Цветы на Воинском кладбище в Таллине
© BaltNews.ee

Таллинец Андрей: большинство русских Эстонии 9 мая предпочло «отсидеться» дома

Почему русская община Эстонии лишь своим активным меньшинством готова отстаивать право на историческую память, на священную Победу 9 мая? Об этом честно и прямо рассуждает один из пришедших на Военное кладбище соотечественников.

На Военном кладбище в Таллине 9 мая этот человек сразу обратил на себя внимание.  Высокий седой мужчина в темных солнечных очках, он явно чувствовал себя неуютно в ситуации всеобщего братания и общей на всех радости. Его желание стать частью общего процесса было таким заметным, что BaltNews.ee решило познакомиться с ним поближе.
Чтобы быть откровенным, он попросил изменить свое имя в публикации. Назовем его Андрей. Его рассказ мы решили представить в виде монолога:
«Моя мама лично узнала, что такое немецкий нацизм в самом жутком смысле этого слова. Она была трехлетней малышкой, когда в их деревню пришли немцы и три ее старших брата-подростка чуть заживо не сгорели в сарае, куда их бросили и который подожгли немцы. Пацаны содрали пальцы до костей, делая подкоп, и убежали в лес. Вся семья скрывалась от немцев в лесах несколько лет вплоть до освобождения в 1944 году.
Один брат бежал из концлагеря, заблудился и в тумане пришел обратно к воротам того же лагеря — ему было тогда 14 лет. Братья матери воевали в партизанах, сестра старшая была угнана в Германию и когда ее освободили, и она вернулась домой, то умерла в 1950-х, потому что подорвала в неволе здоровье. То есть по всей семье катком прошлась война, никого не пожалела.
Дедушка отца был зенитчиком, а отец с мамой жили в Москве. И тоже интересные воспоминания детей войны. Когда по Москве вели пленных немцев, вся Москва тогда выходила посмотреть, и моя бабушка давала моему отцу кусок хлеба и говорила: «Беги, отдай кому-нибудь!» И так много детей бегали и подкармливали пленных немцев.
Вы спрашиваете, почему меня не было в колонне «Бессмертного полка»? Я в курсе акции, стимул участвовать есть, но не хватило чего-то внутри меня. Это чисто личное… Конкретно в моем окружении на работе сидишь на короткой цепи, ты не так свободен в выражении своих мыслей. Вот и сюда я пришел после работы — отпроситься пораньше было бы немыслимо. После того, как меня в 2007 году уволили и полтора года я был без работы, знаете, такой специфический опыт, что повторять особо не хочется.
К тому же, если меня эстонское начальство бы потом увидело на телекадрах, то неприятны были бы не какие-то репрессии, а вот возможная полемика по теме 9 мая, Победы, Красной Армии в Эстонии, которую хотелось избежать. Надо будет опять что-то доказывать. Для меня проще быть малозаметным. Поэтому и солнечные очки. Думал и кепку взять, но у нее такой козырек с символикой, что подумал: ну тогда точно повяжут!
Объяснение причины, почему русская Эстония так активно откликается на 9 мая, наверное, есть. Но тут характерно прямо противоположное… Многие русские шифруются, боятся активности соотечественников по данной теме. «Ну что ты эстонцев провоцируешь? Зачем ты ленточку надел?» То есть сами русские уже настолько «натурализовались», что… Ладно, с эстонцами все понятно — у них своя правда. Но русские боятся 9 мая — это, конечно, огорчает. Ведь, если откровенно, то к «Бронзовому солдату» 9 мая приходит не вся русская община, а ее часть. Меньшая часть. Большая часть отсиживается втихаря, сидит и чего-то ждет.
Многие устали от постоянного давления, споров, разборок непонятных, потоков лжи информационной. Они отстранились, стараются приспосабливаться. То есть ментально пытаются выжить. Для них это путь к равновесию. Но мне такое отношение кажется странным. Поэтому я здесь.
Хотя и не факт, что в следующее 9 мая я сюда приду. Жизнь такая вещь, что уже и не знаю, как я себе поведу, если события 2007 года повторятся. Не исключено, что буду отсиживаться «ниже травы, тише воды».

Ранее по теме:
«Бессмертный полк» в Таллине объединил полторы тысячи участников 
Алексей Есаков: власти повели себя с «Бессмертным полком» в Таллине уважительно и достойно 
Анастасия Рая: «Бронзовый солдат» — одна из точек сближения эстонцев и русских 
Леонора Линтер, мать Дмитрия Линтера: рада, что у ребят и на этот раз все получилось 

Загрузка...

Сюжеты