tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Политика

Газодобывающее предприятие
РИА Новости

Экспортеры против импортеров: какие "боевые действия" идут на газовом рынке

Природный газ – это, безусловно, товар, но товар специфический, поскольку "не желает" подчиняться законам либерального капитализма.

Подписание контракта о поставке газа в Австрию, состоявшееся в начале месяца между австрийской OMV и российским "Газпромом" и одобренное высшими политическими руководителями государств, касается не только России и Австрии, но и всей Европы. Значимость договора длительностью 22 года в том, что он стал ответом европейских энергетических компаний на действия Еврокомиссии – ответом достаточно жестким, пишет колумнист Sputnik Литва Борис Марцинкевич.

Чтобы увидеть в июньском договоре не только конкретные кубометры и евро, придется вспомнить, что такое гронингенская модель долгосрочного экспортного газового контракта (ДСЭГК), что такое контракты спотовые и в чем их принципиальные отличия. В СМИ об этом вспоминают нечасто, в результате мы за деревьями не видим леса, не понимаем сути происходящих на газовом рынке Европы процессов. Но начнем с азбуки – с рассказа о том, где в мире нефти и газа царят государственные интересы и где начинается либеральный рынок.

За границами либерального капитализма

Природный газ – это, безусловно, товар, но товар  специфический, поскольку "не желает" подчиняться законам либерального капитализма. Две его основные особенности: природный газ, как и любой другой энергетический ресурс, конечен, его месторождения "не обращают внимания" на государственные границы, да еще и распределены крайне неравномерно.

Газовая плита
© РИА Новости/Стрингер
Baltic connector: Эстония получит от Финляндии все тот же российский газ

Следствия этих свойств очевидны, хотя либеральные СМИ говорят об этом крайне неохотно, буквально цедят сквозь зубы. Не вписываются углеводороды ни в какие либеральные теории, тут все иначе, тут совсем другие правила. Если на территории государства есть месторождения нефти, они всегда в собственности государства, в управлении компаний, принадлежащих государству. Не только в странах ОПЕК, но и в любых других.

Интернет позволяет легко проверить этот факт, а Россия и "Газпром" вовсе не исключение из правила. Нефть и газ Алжира – это Sonatrach, доля государства в акционерном капитале составляет 100 процентов. Ангола – это Sonangol, государственная компания. Эквадор – это государственная компания PetroEcuador, которая контролирует 73% запасов нефти и газа на территории страны.

Иран – относительно "демократическая" страна, поскольку нет у него монополии на углеводороды, оказывается. NIOC, National Iranian Oil Company – разведка и разработка нефтяных месторождений, транспортировка и переработка сырья. NIGC, National Iranian Gas Company – то же самое, но касательно природного газа. NPC, National Petrochemical Company – нефтехимическое производство. Конкуренция бьет через край – во всех трех компаниях доля государства составляет 100%.

Грузовые поезда
© CC0. pixabay
Китайский шелк на пути в Северную Европу

Да, чтобы не было вопросов: перечисляемые государства берутся из списка участников ОПЕК. Можете проверить список самостоятельно, секретов никаких. Саудовская Аравия – это Saudi Aramco, Кувейт – Kuwait Petroleum Corporation, Объединенные Арабские Эмираты – Abu Dabi National Oil Company, в Катаре две государственных компании – Quatar General Petroleum Corporation и Quatar National Oil Distribution Company… И так далее, никаких исключений.

Есть подозрение, что это касается только ОПЕК? Один из основных поставщиков газа в Евросоюз – Норвегия, где работает StatoilHydro, государственная компания. Никаких вариантов: если на территории страны есть месторождения нефти и газа, то есть и государственные компании, контролирующие их. Либеральный рынок, частный собственник, который эффективнее государственного бизнеса? Нет, не слышали. Рассказы о том, что это только Россия с ее "Газпромом", "Роснефтью" и "Газпром нефтью" злобно антирыночна, как показывает не пропаганда, а суровая действительность — всего лишь попытка натянуть сову на глобус.

Список МЭА

Помимо ОПЕК есть в нашем мире и другой список стран – это участники IEA, Internarional Energy Agency, или МЭА, Международного энергетического агентства. Зарегистрирована организация в 1974 году, насчитывает 29 членов, заявленная цель – "содействие международному сотрудничеству в сферах совершенствования мировой структуры спроса и предложения энергоресурсов и энергетических услуг". Все солидно, все достойно.

Список изучали? Австрия, Бельгия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия и так далее – это список потребителей, импортеров нефти и газа. Исключение ровно одно – примкнувшая к МЭА Норвегия, но она, как мы видели, только подтверждает правило.

Серый паспорт негражданина Эстонии.
© Sputnik / Вадим Анцупов
Вопрос апатрида: почему в Эстонии становится меньше неграждан

Два мира, две системы – так когда-то описывали страны социалистические и капиталистические, сейчас это описание четко характеризует ОПЕК и IEA, системы стран экспортирующих и импортирующих.

В мире импортеров действующие лица – транснациональные корпорации, их задачи прямо противоположны по отношению к задачам, выполняемым государственными компаниями стран – экспортеров углеводородов. С государственными все понятно – они заинтересованы как в высоких ценах на нефть и газ, так и в стабильности продаваемых ими объемов, они заботятся о собственных бюджетах, как умеют и как получается.

Задача "транснационалов" из списка МЭА – выбить контроль над ресурсами у государств–экспортеров, контролировать рынок самим, своими деньгами в числе прочего обеспечить бесконечный поток пропаганды о либеральном рынке. Насколько успешно получается последнее, каждый может оценить сам: если список государственных компаний рынка нефти и газа для вас оказался большой новостью, то пропаганда работает исправно.

Нефть и газ США

Отдельно придется сказать несколько слов о ведущей стране западного мира и реальном создателе МЭА – о Соединенных Штатах, главных поборниках идей рыночного либерализма. Для "внешней" работы нефтегазовые компании США – действительно тотальные либералы, агитирующие за снижение госконтроля над энергетическими ресурсами. Но они же добывают нефть и газ на территории самих Штатов, и вот тут все немножко занимательнее.

Государственное регулирование и управление нефтедобывающим сектором США осуществляют следующие органы: Министерство энергетики (Department of Energy, DOE), Министерство внутренних дел (Department of Interior, DOI), Комиссия по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC). Кроме них контролем занимаются еще и администрации штатов – через местные железнодорожные комиссии (Railroad Commission).

Сланцехимический завод  "Кивиыли"
© public domain
Брюссель ускорит "кончину" сланцевой энергетики Эстонии

Мало? За всей этой бандой контролеров надзирает Комиссия при президенте США! Эта комиссия, кроме того, занимается выработкой стратегических целей и направления деятельности государства в области рационального использования недр. Частные инициативы, отсутствие государственного контроля, говорите?

Давайте просто для примера посмотрим, что такое SEC для американских добытчиков нефти и газа. SEC ежегодно требует от всех компаний нефтяного сектора независимую экспертизу извлекаемых запасов. Нет экспертизы – автоматически запрещается размещение акций компании на любых биржах.

Любая американская нефтегазовая компания обязана учитывать новые достижения в области повышения отдачи пластов. Не соблюдаешь – вылетаешь из нефтегазового бизнеса, как пробка из шампанского. Но и пряник имеется: лучшим – прямая финансовая поддержка федерального правительства и налоговые льготы. Внедряешь новый метод, требующий финансовых затрат? Молодец, мы компенсируем до 80%, да еще и налоги уменьшим на 70%.

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас
© РИА Новости
Эстония хочет быть другом для постсоветских стран, но не влияет на реальный расклад – эксперт

Метод оказался удачным? Со следующего года он будет строго обязателен для всех участников нефтебизнеса. И при этом, повторюсь, участки, на которых стоят вышки, остаются собственностью государства США, добывающие компании получают их только в аренду.

Если к перечисленному добавить еще и регулирующие функции двух министерств и надзирающих органов штатов, то картина получится без полутонов: на вынос – идеи либерального рынка и борьба за торжество частной инициативы, внутри Штатов – государственный контроль и жесткая дисциплина.

Два этих списка – экспортеров и импортеров углеводородов – напоминают списки участников боевых действий, и это действительно так. Владельцы ресурсов, понимая их конечность, стремятся не просто продать сырье, а выжать из этого максимум выгоды для своих государств. Импортеры бьются за то, чтобы контролировать ресурсы самостоятельно и навязать свои правила игры государствам-владельцам. Но и у этой необъявленной войны есть правила, которые воюющие стороны вынуждены соблюдать. Изучим и их.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме

Загрузка...

Сюжеты