tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Новости

Владислав Пяллинг
© ФБ

Владислав Пяллинг: должники — это отражение не только экономических заболеваний общества

Прожить в Эстонии на 140 евро в месяц невозможно, считает политолог Владислав Пяллинг. По его мнению, если на счетах должников судебные исполнители будут оставлять такую сумму, то это приведёт к росту теневой экономики и пополнению рядов криминала.

Поправки к Кодексу об исполнительном производстве, действующие в Эстонии с 9 января с.г., позволяют судебному исполнителю арестовывать доходы должника, оставляя ему деньги в размере ставки черты бедности, предусмотренный законом ЭР о социальном обеспечении. Известно, что в 2018 году это — 140 евро в месяц.

Как Вы считаете, возможно ли человеку жить в Эстонии месяц на 140 евро и что можно посоветовать людям, которые попали в долговую яму? Своим мнением с корреспондентом Baltnews Эстония поделился политолог Владислав Пяллинг:

— Попадание в долговую яму — это одна из самых страшных гражданских проблем современности. Она является неизбежной частью капиталистического пути развития. Вместе с тем, высокие показатели количества должников в той или иной стране не могут не настораживать и являются красноречивыми показателями слабости экономики. Ужесточение норм борьбы с должниками свидетельствует, что их число неуклонно растёт, а имевшиеся в распоряжении судебных исполнителей инструменты воздействия оказались недостаточно эффективными.

Однако проблема должников — это отражение не только экономических, но и социально-психологических заболеваний общества. Проблема не только в недостаточной финансовой грамотности населения, в переоценке своих возможностей, но и в культе потребительства, который возводится сегодня практически по всему миру. Люди хотят быть не хуже других. И на этой базе устраиваются настоящие забеги пожизненного финансового рабства. Другое дело, что человек сам делает свой выбор и, в конечном счёте, только он и несёт за него ответственность.

Считаю, что человек не сможет прожить на 140 евро в месяц. Оставление только такой суммы приведёт к росту теневой экономики и пополнению рядов криминала. С другой стороны, человеку надо думать своей головой тоже и идти вовремя на контакт с судебным исполнителем, и искать пути решения проблемы, если он не хочет остаться совершенно как говорится, на бобах.

Гораздо больше меня беспокоит приоритетность одних должников по отношению к другим. Так, банку взыскать долг со своего должника гораздо проще, чем физическому лицу. Например, сегодня в Эстонии насчитывается более 10000 лиц, систематически не платящих алименты. И понятно, что их долг растёт не перед банками, а перед своими детьми. Безусловно, причины неуплаты разные. Тем не менее, в данном случае имеет смысл говорить о пересечении проблемы краха института семьи с проблемой должников. Это наводит на размышления, что всё начинается с головы: в нашем обществе относительно низок уровень чувства ответственности. Однако из этого не следует, что нужно закрывать глаза на довольно низкий уровень доходов населения по сравнению с развитыми странами Европейского Союза и всё сваливать только на тех, кто оказался в беде.

Полагаю, что законодательство в данной сфере нуждается в большей проработке и создание больших предпосылок для индивидуального подхода в решении проблем, оказавшихся в долговой яме. Конечно, можно махнуть рукой и сказать, что эти люди сами виноваты. Безусловно. И за это им предстоит ответить в рамках закона. Однако, одновременно необходимы реальные программы помощи таким лицам. Ведь сегодняшний должник — это, возможно, завтрашний бандит, бомж или наркоман. Поэтому решение данной проблемы только через кнут заранее обречено на провал.

Также по теме:

Алиса Блинцова: система самообеспечения судебных исполнителей порочна и бесчеловечна

Дмитрий Сухорослов: законодательство Эстонии не учитывает материальное положение должников

Загрузка...