tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Сюжеты

Юлия Степанова
© Архив Ю. Степановой

Юлия Степанова: инклюзия даже больше важна для детей обычных, чем с особыми потребностями

По мнению соучредителя организации «Особый мир» Юлии Степановой инклюзия даже больше важна для детей обычных, чем с особыми потребностями: так они видят, что есть и такие люди, которые живут по-другому.

Консультант и преподаватель Тойво Нийберг и задается на страницах «Учительской газеты» вопросом, кому выгодна неразбериха при трактовании понятия «особая потребность».

«Нужен ли этот хаос ради экономии денег в системе образования или выкачивания оных из европроектов? Для издевательства и унижения реально больных людей? Для ущемления прав более или менее нормальных детей? Ради обнуления дара талантливых ребят? Для усиления градуса насилия и стресса в школе? Ради увеличения нагрузки и без того перегруженных учителей и повышения степени их ответственности?» — вопрошает он.

Известно, что кроме помощи со стороны спецпедагогов, человек с особыми потребностями нуждается также в оказании ему медицинской, психологической, социальной и юридической помощи, а также в создании ему особых условиях труда. И поэтому рядовой учитель не может быть в школе психологом, соцпедагогом, полицейским или медработником — у него просто нет для этого ни соответствующих знаний, ни полномочий.

А что Вы думаете по поводу инклюзивного (вовлекающего) образования в Эстонии и вступившими с текущего года в силу изменениями в образовательном процессе в этой области? Своим мнением с корреспондентом Baltnews Эстония поделилась соучредитель организации «Особый мир» Юлия Степанова:

— Начнём с того, что термин особые потребности — он социальный. Если говорить о тех детях, с которыми я занимаюсь, мы везде пишем и говорим, что ребёнок с особыми потребностями, но по факту у ребёнка не обязательно должно быть какое-то заболевание — это также ребёнок, кому нужны дополнительные занятия, например, математический гений. Наши дети, это всё же дети с ограниченными возможностями. Мы уже сейчас осуществляем инклюзию, ведь малые классы у нас существуют в рамках обычной школы уж несколько лет.

Лично я считаю, что есть огромная категория детей с ограниченными возможностями, кому инклюзия очень нужна, и часто это единственный вариант в будущем продолжить свою жизнь самостоятельно, без родителей. Есть случаи, когда инклюзия в обычную школу может навредить ребёнку. Всё очень индивидуально.

Если говорить о детках, у кого довольно серьёзные нарушения, то им лучше находится отдельно, но при этом получать социализацию через какую-то одну деятельность. Им нужен специализированный персонал, иногда нужен медицинский уход. Если же говорить о детках «лёгких» или «средних», то при грамотном построении инклюзии, не так как это сейчас у нас организовано, она для них очень важна. У меня четверо детей, и один из них особый ребёнок. Могу точно сказать — инклюзия даже больше важна для детей обычных, чем с особыми потребностями. Так они видят, что есть и такие люди, которые живут по-другому, соприкасаясь с этим они понимают, насколько обычные навыки — умение ходить, говорить — на самом деле дар. Дети учатся помогать в реальных ситуациях, учатся сопереживать.

Загрузка...