Святая пустота. Почему у Эстонии по-прежнему нет своей политики по отношению к России

Вид на исторический центр Таллина - Старый город
© Sputnik / Илья Питалев

Семен Бойков

Хотя с момента восстановления независимости Эстонии прошло почти тридцать лет, политические силы страны так и не сформировали своего однозначного отношения к Москве. Каковы позиции президента и ряда сегодняшних политических партий по этому вопросу?

Российское направление внешней политики Эстонской Республики все еще остается под вопросом. За последние тридцать лет ни одна политическая сила в стране так и не смогла выработать четкий и единый подход к восточному соседу.

После восстановления независимости перед руководством Эстонии встал вопрос о формировании новых внешнеполитических ориентиров. Тогда, в 1991 году, четкой установки на вступление в НАТО и Евросоюз не было, однако постепенно росло понимание, что Эстония будет двигаться в направлении интеграции с Западом.

Скорый распад Советского Союза и появление на его месте России не изменило представление о восточном соседе. Несмотря на то, что российский президент Борис Ельцин сыграл важную роль в признании независимости Эстонии, Россия в 1990-е годы так и не была воспринята как дружественный партнер.

Во всех коалиционных договорах российское направление внешней политики никогда подробно не расписывалось. Вместо этого делался особый упор на перспективу вхождения в НАТО и Европейский союз. Однако даже после присоединения к альянсу и ЕС внешняя политика Эстонии в отношении России принципиально не изменилась. Членство в НАТО, – сильнейшем военно-политическом блоке мира, – не переменило восприятие России как потенциальной угрозы.

Географическая близость Эстонии и России предопределяет неизбежное сотрудничество двух стран. Однако спустя почти тридцать лет Таллин так и не выработал четкую и единую концепцию взаимоотношений с Москвой, основанную не на упреках за действия в прошлом, а позитивной повестке дня.

В договоре новой правящей коалиции, сформированной в 2019-м году, о России говорится лишь в одном предложении: "Мы выступаем за безопасные, стабильные и добрососедские отношения во всем нашем регионе, в том числе с Россией". Остальная часть текста, посвященная внешней политике, рассказывает о важности развития отношений Эстонии с Западом – Евросоюзом и союзниками по НАТО.

Таким образом, Россия по-прежнему не интересна Эстонии, даже несмотря на то, что в Прибалтике о ней постоянно говорят. Однако чаще всего в негативном ключе. Так, Россия из государства, с которым необходимо выстраивать отношения, со временем превратилась во внешнеполитический фактор.

С одной стороны, фактор России и "российской угрозы" выгоден с внутриполитической точки зрения, чтобы при необходимости мобилизовывать избирателей и вести кампанию за продвижение эстонского языка. С другой стороны, Россия и ее "возможные империалистические амбиции" нужны для повышения статуса Эстонии на международной арене. Тут она выступает и как эксперт по России (в силу советского прошлого), и как потенциальная жертва "российской агрессии".      

Несмотря на то, что у государства отсутствует единая и внятная политика в отношении России, каждая политическая сила в стране продолжает вырабатывать свой подход к восточному соседу. Рассмотрим программы партий, находящихся сейчас у власти: Центристской партии, Эстонской консервативной народной партии (EKRE) и "Отечества".

В программе старейшей в Эстонии партии – "Отечества" – Россия описывается как "агрессор", а ее действия как вызов мировому порядку. "Отечественники" выступают за борьбу с "российской дезинформацией", а также усиление энергетической независимости от РФ.

EKRE же не столь радикальна, как партия "Отечество". Национал-консерваторы не называют Россию "агрессором" в своей программе, но зато заявляют, что Москва должна компенсировать Эстонии "ущерб за советскую оккупацию", вернуть республике все архивы и культурные ценности, вывезенные из Эстонии в Россию, а также сообщать Таллину о количестве своих граждан, проживающих в Эстонии. EKRE подчеркивает, что Тартуский мирный договор 1920-го года по-прежнему действует, а это значит, что пограничный договор, подписанный Россией и Эстонией в 2014-м году, следует изменить, поскольку там нет отсылки к Тартускому миру.

Примечательно, что в программе Центристской партии, принятой в 2018-м году, нет ни одного упоминания о России. 

Но в программе 2005-го года говорилось, что центристы выступают за "культурное, экономическое и экологическое сотрудничество с Россией, основанное на уважении европейских и общечеловеческих ценностей". Также Центристская партия поддерживала укрепление сотрудничества Эстонии и России в сфере борьбы с международной преступностью.

У президента Эстонии Керсти Кальюлайд, стоящей формально над политикой, также своя линия в отношении России. С одной стороны, она не раз критиковала ее за "аннексию Крыма" и "агрессию против Украины". Но с другой стороны, эстонский президент в апреле 2019 года совершила первую за десять лет поездку в Москву, где она встретилась с президентом Владимиром Путиным.

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным, 18 апреля 2019
РИА Новости
Президент Эстонии Керсти Кальюлайд во время встречи с президентом РФ Владимиром Путиным, 18 апреля 2019

Ее визит вызвал неоднозначную реакцию в Прибалтике – от нейтрального отношения до откровенной критики. Но Керсти Кальюлайд продемонстрировала, что с Россией можно не только конфликтовать, но и общаться. Чтобы закрепить свой дипломатический успех, Кальюлайд пригласила Путина принять участие в VIII Всемирном конгрессе финно-угорских народов, который состоится в июне 2020 года в Тарту.

Очевидно, что российское направление внешней политики не в приоритете у Эстонии. Но Россия – соседнее государство. Так что Эстонии делать с РФ? Ратифицировать пограничный договор с Россией или ждать, когда Москва согласится на включение в него отсылки на Тартуский мир? Вести с ней прямой диалог так, как это сделала Кальюлайд, или демонстративно избегать прямого общения с Россией? Как относиться к тому, что Кальюлайд может приехать в Москву на 9 мая, а президент России Владимир Путин – в Тарту на финно-угорский конгресс? Дебаты на эти темы в Эстонии ведутся до сих пор. 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме