Слишком много на себя берет. Президенту Эстонии грозят импичментом

Керсти Кальюлайд
AP Photo / Jens Meyer

Николай Филонов

Вопрос о реформировании системы выборов президента Эстонии и общей целесообразности сохранения этой должности ставился в последние годы различными экспертами и политическими силами страны неоднократно, однако до конкретных решений дело так и не дошло.

Прозвучавший на днях из уст министра финансов и одного из лидеров входящей в правящую коалицию Эстонской национально-консервативной партии (EKRE) Мартина Хельме призыв начать процедуру импичмента главы государства, вероятно, инициирует новый этап на пути к изменениям во властных структурах республики.

"Политический активист с резиденцией в Кадриорге (резиденция президента Эстонии – прим. Baltnews), получающий зарплату за должность президента, сегодня (25 июня – прим. Baltnews) не провозгласил закон, в который Рийгикогу сознательно, умышленно и на основании ценностей не включил статью о применении Закона о сожительстве. Такова легитимная политическая воля избранного народом парламента. У президента здесь нет никакой возможности или роли, чтобы считать по-другому", – отметил Мартин Хельме в своем блоге в Facebook, подчеркнув, что решение президента Керсти Кальюлайд не провозглашать поправки к Закону о дипломатической службе превышает ее полномочия.

А поскольку президент постоянно нарушает свои обязанности, ее следует отстранить от должности.

Мартин Хельме
© Eesti Konservatiivne Rahvaerakond
Мартин Хельме

Почва подготовлена

Взаимная неприязнь между представителями EKRE и президентом Керсти Кальюлайд – не секрет. И сама президент неоднократно довольно резко высказывалась по поводу взглядов и участия EKRE в правящей коалиции, и лидеры партии постоянно критиковали главу государства по разным поводам.

Однако нынешнее высказывание Мартина Хельме, очевидно, легло на особенно благоприятную почву, так как вполне соотносится с мнением большинства жителей Эстонии по поводу традиционных семейных ценностей. И популисты из EKRE естественным образом этим пользуются, ведь президент в своем пояснении к отказу провозглашать поправки к Закону о дипломатической службе прямо указала, что это произошло из-за того, что в нем не были учтены права представителей ЛГБТ-сообщества.

В памяти у людей хорошо сохранился и другой весьма противоречивый шаг президента, отклонившей принятый парламентом закон, позволявший населению снять накопления со второй пенсионной системы. Поскольку решение были принято в разгар коронавирусного кризиса, когда людям из-за потери доходов был важен каждый цент, такое поведение Керсти Кальюлайд было воспринято очень многими людьми крайне негативно.

Вдобавок из-за кризисных колебаний рынков накопленные населением за годы в пенсионных фондах деньги во многих случаях значительно сократились, что также явно не прибавило президенту популярности.

Тень Константина Пятса

Впрочем, упомянутые решения – это лишь штрихи, добавляющие новые аргументы в споре о функциях президента Эстонии. Ведь основная проблема состоит даже не в том, что президент отклоняет тот или иной закон, который отправляется парламентом ему на подпись, а в его полномочиях, которые трактуются в зависимости от политической конъюнктуры.

С полномочиями у главы Эстонии с самого момента восстановления должности вначале 1990-ых было негусто. Можно, конечно, вспомнить диктаторское всесилие довоенного президента Константина Пятса, однако в новейшей истории республики законодатель, вероятно, именно с учетом пятсовского прецедента полномочий новым президентам почти не оставил. Зато наделил их очень хорошими окладами и массой дорогостоящих привилегий, включая зарплату и пенсии супругам президентов.

В результате в реальности у президента остались лишь возможности произносить пространные речи да вручать награды. Из более существенного – ему были оставлены полномочия отклонять под предлогом несоответствия Конституции принимаемые парламентом законы и поручать лидеру победившей на выборах партии формировать новый состав правительства.

Слева направо: генерал Йохан Лайдонер, Константин Пятс, премьер-министр Юри Улуотс во время последнего празднования годовщины независимости страны, 24 февраля 1940 года
© Public domain/ wikipedia
Слева направо: генерал Йохан Лайдонер, Константин Пятс, премьер-министр Юри Улуотс во время последнего празднования годовщины независимости страны, 24 февраля 1940 года

Но если разобраться, то и последние полномочия весьма половинчатые – парламент при желании может преодолеть президентское вето (правда, это потребует некоторого времени), а лидер победившей на выборах партии совсем необязательно станет премьер-министром, ведь правительство утверждается большинством сформированной правящей коалиции. Например, лидер победивших на прошлых парламентских выборах реформистов Кая Каллас главой правительства не стала, несмотря на то, что президент предложила ей этот пост.

В связи с этим нынешние замечания Мартина Хельме вполне оправданы – президент по действующему закону не имеет полномочий идти против воли действующей правящей коалиции, исходя из собственных политических предпочтений. Чтобы принимать такие решения, необходимо изменять Конституцию, наделяя президента дополнительными полномочиями, что автоматически выводит на повестку дня и вопрос о всенародных выборах президента (сейчас его в Эстонии избирает парламент).

Речи, марафоны и фонарики

В недавней истории Эстонии, конечно, были уже прецеденты превышения президентом полномочий, например, когда президент Леннарт Мери подписал с президентом России Борисом Ельциным договор о выводе из Эстонии российских войск, однако и тогда пришлось наделять Мери полномочиями задним числом лишь с одобрения парламента. В случае президента Кальюлайд единодушной поддержки в Рийгикогу сейчас точно не будет.

Можно ожидать, что пикировки между EKRE и Керсти Кальюлайд продолжатся. Но пока нет консенсуса политической элиты по поводу наделения президента дополнительными полномочиями либо упразднения этой должности с распределением ее полномочий между спикером парламента, канцлером права и премьер-министром. Поэтому народ Эстонии еще долго будет наслаждаться чистым пиаром – пустыми речами, участием президента в марафонах, размахиванием фонариками и поездкам к белочкам. И все это за счет налогоплательщика.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме