В Эстонии национал-консерваторам дали зеленый свет на сегрегацию

Март и Мартин Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в Таллине, 4 июля 2020
© facebook / Eesti Konservatiivne Rahvaerakond

Николай Филонов

Будет ли означать смена родственных персоналий у национал-консерваторов из EKRE также изменение политики правительства, частью которого они являются? Март Хельме, хоть и отличался популизмом, был опытным и договороспособным политиком.

Перемены в руководстве одной из трех входящих в правящую коалицию Эстонии партий – EKRE (Эстонской национально-консервативной партии) – хоть и вызвали некоторую дискуссию среди партнеров по правительству, но на стабильности действующего союза вряд ли скажутся.

Сам факт передачи Мартом Хельме "по наследству" Мартину Хельме председательства в EKRE вызвал у многих в Эстонии смешанные чувства. С одной стороны, отец и сын всегда работали в связке, а с другой – система династий для эстонской политики выглядит несколько непривычно. Впрочем, лидер оппозиционной Партии реформ Кая Каллас – тоже дочь бывшего лидера реформистов Сийма Калласа, хотя она и не получила данный пост напрямую.

Но родственные связи – это больше категория нравственная, оценку которой дают члены конкретной партии. Если им нравится видеть семейственность у себя в руководстве – это их право. А если это еще и поддерживается избирателями, то вообще особых вопросов не остается. О нравах не спорят.

Кая Каллас и Сийм Каллас. Архивное фото
© Sputnik / Вадим Анцупов
Кая Каллас и Сийм Каллас. Архивное фото

Новые ветры, но не свежие

Гораздо важнее при этом с точки зрения государства, которым руководит наряду с другими партиями EKRE, будет ли означать смена родственных персоналий у национал-консерваторов также изменение политики правительства? Март Хельме, хоть и отличался популизмом, был опытным и договороспособным политиком. Более того, он имел широкие связи практически во всех слоях эстонского общества, включая неэстонцев. У Мартина таких связей нет, а потому вероятны ошибки, которые могут иметь для EKRE весьма печальные последствия. Особенно если учитывать, что Мартин Хельме по характеру гораздо менее гибок.

"Я хочу, чтобы Эстония стала балтийской Швейцарией. Умным. Трудолюбивым. Высокотехнологичным. Свободным. Безопасным. Высокоморальным. С красивой природой. Своенравным. Уверенным в себе суверенным национальным государством. Забудем про то, что нужно стать новой Северной страной. Подобные политическую парадигму и модель общества нужно принимать не как пример, а как предупреждение", – заявил Мартин Хельме в своей речи на съезде EKRE.

Март и Мартин Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в Таллине, 4 июля 2020
© facebook / Eesti Konservatiivne Rahvaerakond / Meelis Meilbaumi
Март и Мартин Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в Таллине, 4 июля 2020

С одной стороны, эти слова выглядят обычным лозунгом типа "За все хорошее, против всего плохого". Но если вдуматься, то отказ от скандинавской модели развития, к которой до сих пор стремились пусть и с некоторыми национальными отклонениями все остальные ведущие политики Эстонии, – это абсолютно новый подход, который совершенно необязательно приведет страну к уровню развития Швейцарии. Особенно если учитывать крайне националистическую риторику, которая прозвучала на съезде EKRE.

Национальность – превыше всего

"Юри, через 20 лет меня, вероятнее всего, в эстонской политике уже не будет. Возможно, и в живых меня не будет, но ты ведь молодой мужчина. Посмотри, что случилось в Таллине. Там уже власть не в руках эстонцев", – заявил с трибуны, рассказывая о своем разговоре с премьер-министром Эстонии Юри Ратасом, уходящий с поста председателя, но остающийся в правлении EKRE Март Хельме.

Если "швейцарский путь", который так нравится Хельме-младшему, представляется EKRE в виде общества, где происходит жесткое разделение "по крови", то это больше смахивает не на современную Швейцарию, имеющую четыре государственных языка и уважающую права национальных меньшинств, а на довоенную Германию.

Видимо, подобное сравнение пришло на ум и партнерам по правящей коалиции EKRE из Центристской партии, которые тут же попытались откреститься от подобного.

"Мы осуждаем проявление межнациональной розни, антисемитизм и раскалывающую общество риторику. Мы не строим стен между проживающими в Эстонии народами и не противопоставляем людей на основании их пола, возраста, национальности и других характеристик. Эстония должна быть безопасным и хорошим местом проживания для всех людей", – написал в Facebook центрист, министр социальных дел Танель Кийк.

Своя рубашка ближе к телу

С подобным мнением согласились и некоторые другие центристы, однако ни один из них не потребовал из-за этого немедленного исключения EKRE из правящей коалиции или хотя бы объяснений на совете коалиции. Даже русскоязычные члены Центристской партии ограничились лишь эмоциональными постами, фактически спустив дело на тормозах.

Ни слова против не сказала в части программных заявлений лидеров EKRE и третья входящая в правящую коалицию партия – "Отечество". А раз так, посыл нынешнего руководства Эстонии очевиден – корыстные интересы партий берут верх над любыми идеологическими несовпадениями, а потому путь для расширения влияния крайних националистов в стране открыт.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме