Отставка посла – ясный сигнал о проблемах в эстонско-финляндских отношениях

Харри Тийдо
© Estonian Embassy in Helsinki

Федор Гусев

Количество эстонско-финских разногласий без изменения общей политики Эстонии со временем будет только расти.

Разногласия между "родственными странами" – Эстонией и Финляндией – вылились на днях в демонстративную отставку эстонского посла в Хельсинки Харри Тийдо. И хотя официальные лица обеих сторон попытались сгладить конфликт, данный инцидент служит ясным сигналом о том, что позиции двух стран по широкому спектру проблем расходятся все больше.

"Мое мировоззрение слишком сильно отличается от мировоззрения нашего нынешнего правительства. Я посчитал, что, если они не уходят в отставку, может быть, лучше всего будет, если я уйду в отставку", – заявил YLE подавший прошение об отставке с должности посла Эстонии в Финляндии Харри Тийдо.

В истории Эстонии отставки посла в связи с мировоззрением еще не было. В то же время многим памятен демарш бывшего посла США в Эстонии Джеймса Д. Мелвилла-младшего, покинувшего свой пост из-за несогласия с избранием Дональда Трампа президентом Соединенных Штатов. Вероятно, Харри Тийдо решил последовать примеру "старшего товарища", одновременно сделав себе неплохой пиар, который позволит ему в ближайшем будущем баллотироваться на местных, парламентских, а возможно, и европарламентских выборах.  

Пост сдал, пост наметил

Формально причиной своей отставки Харри Тийдо назвал действия входящей в правительство Эстонской консервативной народной партии (EKRE), которые якобы ухудшают эстонско-финляндские отношения. В частности, он припомнил слова министра внутренних дел Марта Хельме, который назвал премьер-министра Финляндии Санну Марин "продавщицей, которая стала премьер-министром". Но это формально.

Фактически же Тийдо открыто присоединился к риторике, свойственной главной оппозиционной силе страны – "Партии реформ". Не удивлюсь, если уже на предстоящих местных выборах "оппозиционер от дипломатии" окажется в списке "реформистов".

"Это просто подло, и Тийдо таким образом поставил грязную точку в своей карьере в качестве дипломата. Это все, что могу сказать. Что касается отношений Эстонии и Финляндии, то они нормальные, хорошие", – заявил, комментируя демарш Тийдо, один из лидеров EKRE, глава МВД Эстонии Март Хельме.

Не по-братски

Относительно оценки поведения Тийдо оставим слова Хельме на его совести, а вот в части нормальности эстонско-финляндских отношений не все так однозначно. Конечно, формально все укладывается в рамки дипломатических норм. И в экономическом плане переплетение двух государств значительное. В то же время назвать отношения по-родственному близкими вряд ли можно, несмотря на то, что эстонские политики всеми силами стараются выставить их таковыми.

"Заявление посла Харри Тийдо о том, что отношения между двумя странами ухудшились или что у премьер-министра Эстонии нет возможности легко общаться со своим финским коллегой, не соответствует действительности. Финско-эстонские отношения по-прежнему сильные и рабочие", – написал в Facebook премьер-министр Эстонии Юри Ратас. 

Со своей стороны, в недавнем интервью порталу DELFI министр иностранных дел Финляндии Пекка Хаависто припомнил, что его последний визит в Эстонию состоялся в феврале этого года, а во время коронавирусного кризиса он регулярно общался по телефону и видеосвязи с главой МИД Эстонии Урмасом Рейнсалу.

Но возникает вопрос – если отношения между двумя странами столь уж тесные, то почему такие визиты проходят всего несколько раз в год? И как расценивать решение финского правительства во время пандемии отгородиться от родственного государства настолько, что прекратить с ним даже паромное сообщение, являющееся для тысяч работающих в Финляндии жителей Эстонии единственной возможностью для связи с семьями? И даже когда движение паромов было восстановлено, допуск граждан Эстонии без требований карантина в Финляндию был введен значительно позднее, чем аналогичный допуск финских граждан в Эстонию. Это разве по-братски?

Разногласия между Эстонией и Финляндии постоянно возникают и в чисто политической плоскости. В частности, эстонские политики не раз выражали раздражение отказом Финляндии вступать в НАТО, придерживаться независимой внешней политики, а также ее стремлением поддерживать тесные и конструктивные отношения с Россией. Не говоря уж о "вопиющем" статусе шведского языка как второго государственного, на котором разговаривает как на родном менее 6% граждан страны. Для Эстонии с ее третью русскоязычного населения последнее выглядит как прямой укор.

Разные пути

Очевидно, что с момента провозглашения независимости в 1991 году Эстония выбрала для себя путь развития, отличный от финского. Именно этим и объясняются постоянно возникающие в двусторонних отношениях недопонимания. Финляндия после войны приложила немало усилий к тому, чтобы с ней считались и на Западе, и на Востоке, признавая ее право на собственное мнение. Эстония же к подобному статусу даже не стремилась, передав все права на принятие решений в руки крупных международных игроков, преследующих собственные политические и экономические интересы.

Поступок Харри Тийдо, даже с учетом его личных политических интересов, выставил различие в подходах государств на всеобщее обозрение, что весьма неплохо с точки зрения понимания простыми жителями Эстонии реальной обстановки, но крайне неудобно для действующих политиков.

А значит, последние попытаются данный инцидент как можно скорее замять и сделать все для того, чтобы подобное не повторялось в будущем. Но, как говорится, где тонко, там и рвется. Количество эстонско-финских разногласий без изменения общей политики Эстонии будет только расти.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.     

Ссылки по теме