В ООН президент Керсти Кальюлайд призвала весь мир следовать примеру Эстонии

Президент Эстонии Керсти Кальюлайд
© Facebook / Kersti Kaljulaid

Николай Филонов

Показать Эстонию передовым государством, разглядевшим в нынешней пандемии коронавируса шанс к обновлению, а потому служащим примером для всего остального мира, попыталась, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, президент Эстонии Керсти Кальюлайд.

В последние годы о прорывах "прибалтийских тигров" в области инфотехнологий и других сферах на международных площадках упоминалось не столь часто, как раньше. И тому есть причины. Если в прежние десятилетия Эстонии могла похвастаться изобретением "Скайпа" или передовым внедрением систем электронного государства, то теперь ей остается лишь вспоминать о старых успехах или же выдавать их поддержание на плаву за что-то принципиально новое.

"Эстония – первое в мире государство, совершившее дигитальный переход, в результате все общественные услуги теперь доступны в интернет-среде. Влияние пандемии ограничилось у нас лишь дополнением систем электронного образования и удаленной работы. По сравнению с другими государствами мы смогли быстрее перевести все прежде выполнявшиеся на бумаге дела в интернет. […] Мы рекомендуем всему остальному миру сделать так же", – заявила президент Эстонии Керсти Кальюлайд, выступая на Генеральной Ассамблее ООН.

"Пандемия и ее последствия дали нам в определенном смысле возможность совершить большой технологический прыжок. Дигитальные решения позволят сделать наше общество более равным, прочным, доступным и жизнеспособным", – заявила президент Эстонии, выступление которой транслировалось в ООН в записи.

Через пень-колоду

В целом, система электронного государства Эстонии действительно продолжает функционировать, однако считать именно эстонские разработки чем-то идеальным, что подходило бы всему миру, довольно странно.

Множество дигитальных решений разрабатывается в других странах, притом порой гораздо более "продвинутых" в техническом смысле, чем в Эстонии. Кроме того, за все время существования так называемого электронного государства Эстония так и не смогла убедить большинство других стран в безопасности многих из тех технологий, которыми так гордится республика.

Это относится и к безопасности электронных удоcтоверений личности (ID-карт), в программном обеспечении которых за последние годы уже несколько раз обнаруживались серьезные уязвимости, и к системе электронного голосования на парламентских и местных выборах, результаты которого каждый раз ставятся под сомнение из-за того, что они недостаточно прозрачны и выявляют неожиданные перекосы по количеству полученных электронных голосов по сравнению с обычными в пользу кандидатов от определенных партий.

К слову, эстонскую систему электронных выборов не переняло ни одно другое государство мира, хоть в республике она действует уже на протяжении пятнадцати лет, с 2005 года.

Не может Эстония похвастаться и впечатляющими успехами так называемого электронного резидентства, в теории позволяющего основать в стране свой бизнес и работать отсюда по всему Европейскому союзу.

Программа, конечно, интересная, однако из-за неспособности эстонских властей разумно отрегулировать банковскую систему даже оформившие эстонский электронный паспорт зарубежные предприниматели зачастую не могут открыть в Эстонии счета. А многим, кому все-таки удалось это сделать, через какое-то время банки под различными предлогами счета закрыли. В результате вместо очередного эстонского "электронного чуда" получилась дискредитация страны в глазах иностранных инвесторов.

Примерно та же ситуация и с широко разрекламированными эстонскими стартапами. Конечно, некоторые компании сюда приходят, но получить от этого каких-либо заметных дивидендов для эстонской казны так и не получилось.

Учитывая все это, призыв Керсти Кальюлайд следовать примеру Эстонии выглядит не более чем очередной попыткой покрасоваться и раздать "ценные указания" тем, кто в этом не нуждается.

Главное – не отменять санкции

Вероятно, именно в контексте "ценных указаний" стоит рассматривать и призывы, несмотря на всемирный кризис, продолжать движение к так называемой климатической нейтральности, и гневную отповедь тем, кто под предлогом кризиса хочет отменить санкции, мешающие восстановлению мировой экономики.

"Возьмем, например, продолжающиеся войны на Украине и в Сирии, конфликт в регионе Сахель или недавнюю разрушительную катастрофу в Ливане, а также серьезное нарушение прав человека в Белоруссии. […] Пандемию использовали в качестве предлога для аннулирования санкций или для ограничения гуманитарной помощи. Возникли новые линии разделения. Это, друзья мои, неприемлемо", – заявила Кальюлайд.

Судя по речи, президент Эстонии искренне убеждена в том, что именно санкции, а также педалирование тем Украины и Белоруссии, – это и есть то, чем следует сейчас заниматься в приоритетном порядке. Отнюдь не экономикой или сохранением жизней страдающих от COVID-19 людей, а насаждением единственно "правильной" политики, проводимой Эстонией и ее "старшими братьями".

А раз так, то и заключительные слова Кальюлайд о том, что лучшего варианта, чем ООН, для решения мировых проблем сейчас нет, а потому Эстония останется "для всех членов ООН ответственным и активным партнером", кажутся неискренними.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме