Жителей Эстонии постараются отвадить от традиционных ценностей

Светофор
CC0 / unsplash

Николай Филонов

Продавленный консерваторами референдум, который должен обозначить определение брака как союза мужчины и женщины, оказался слишком неудобен для образа эстонских либералов в глазах их западных покровителей.

Развернувшаяся с подачи Эстонской консервативной народной партии (EKRE) дискуссия о трактовке понятия брака стараниями мейнстрима все больше приобретает характер шельмования позиции лиц, придерживающихся традиционных ценностей.

Эстонские национал-консерваторы, нарушая всевозможные табу, сложившиеся с момента обретения независимости в 1991 году, становятся для управлявшего десятилетиями страной праволиберального истеблишмента настоящим испытанием на прочность.

Продавленный EKRE референдум, который должен обозначить определение брака как союза мужчины и женщины, оказался слишком неудобен для образа эстонских либералов в глазах их западных покровителей. Сразу же после объявления о времени проведения голосования весной 2021 года на сторонников консервативных идей через подконтрольные либералам главные эстонские СМИ обрушился шквал обвинений в нетолерантности и ущемлении ЛГБТ. Хотя на самом деле сокращения прав последних не требовали даже лидеры EKRE.

Март Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в Таллине, 4 июля 2020
© facebook / Eesti Konservatiivne Rahvaerakond
Март Хельме на съезде Эстонской консервативной народной партии (EKRE) в Таллине, 4 июля 2020

Наших бьют? Русские виноваты!

"Тщательно выстраиваемый с начала 90-х годов имидж разрушается. Это влияет и на экономику, и на инвесторов, которые больше не хотят идти в Эстонию", – заявила в интервью газете Postimees бывшая глава МИД Эстонии и экс-кандидат в президенты страны Марина Кальюранд.

И это лишь самый мягкий аргумент, который доносился в последние дни из уст политиков от мейнстрима.
Партия "Зеленые Эстонии" собрала более 20 000 подписей в поддержку браков однополых пар, а партия "Эстония 200", поддерживая инициативу "зеленых", заявила: "Мы хотим работать со счастливыми людьми во имя Эстонии, и защита прав меньшинств – шаг в этом направлении".

Некоторые силы попытались свалить всю вину за происходящее на русскоязычное население Эстонии.

"Март Хельме ловил голоса русскоязычных избирателей. Тех самых избирателей, которых центристы по сей день считали своими. EKRE этого хотела и сделала так, как обычно поступали члены Центристской партии – начала говорить с русскоязычным избирателем на русском языке и не о том, о чем говорится эстоноязычным избирателям на эстонском языке", – пишет на портале ERR журналист и политик от партии "Отечество" Калле Муули.

То есть получается, что посоветовавший в интервью DW недовольным консервативными ценностями жителям Эстонии из числа ЛГБТ-сообщества переселиться в Швецию один из лидеров EKRE Март Хельме как бы выражал интересы русскоязычного населения, а "нормальные" эстонцы тут ни при чем!

Подход не новый – сваливать на русских все проблемы эстонского общества принято уже на протяжении трех десятилетий – но в данном случае при всем желании никак не увязываемый с действительностью.

За известную открытым русофобством EKRE русские на парламентских выборах не голосовали, о чем свидетельствуют все без исключения исследования общественного мнения. Как раз наоборот – русские всячески выступали против как деятельности данной партии в целом, так и включения ее в правящую коалицию.

Но две другие крупные эстонские партии сочли такое сотрудничество возможным. Так что все обвинения в адрес русских, которые могут теперь поставить Эстонию в "неудобное положение" перед западным миром – от лукавого.

Зеркало против э-голосования

Если уж разбираться в причинах успеха EKRE, то критикам стоило бы взглянуть в зеркало и обратить внимание на настроения этнических эстонцев, для которых радикальные лозунги EKRE все больше нравятся на фоне фальши, которая много лет звучала из уст местных национал-либералов.

Но поскольку либералы по-прежнему занимают большинство государственных постов, и именно они ведут диалог с западными покровителями Эстонии, то признать собственную вину они не готовы и сделают перед намеченным на весну голосованием все для того, чтобы сагитировать народ отказаться от консервативных взглядов.

В любом случае результат референдума будет в первую очередь ответом на заданный вопрос этнических эстонцев, ведь в отличие от местных выборов на нем смогут голосовать лишь граждане Эстонии – русскоязычные лица без гражданства и граждане России в этот раз останутся дома.

Наверное, если бы референдум проходил уже сегодня, то вопросов о его результатах не возникало – эстонцев, привыкших думать знаменитым крестьянским практическим умом, гораздо больше, чем сторонников либеральных идей. Однако возможности политического пиара велики, особенно если его ведут при помощи крупнейших СМИ.

Да и особенности электронного голосования до конца не изучены – недаром же за время существования системы э-голосования в Эстонии ее в полной мере не скопировала ни одна из стран мира. А потому результаты референдума вполне могут войти в противоречие с данными социологов. И в этом случае вряд ли мейнстрим будет искать виновных.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме