Амбиции до края земли: Эстония жаждет быть наблюдателем в Арктике

Российские полярники во время работ по развертыванию новой дрейфующей станции "СП-40" в Арктике
РИА Новости

Илья Круглей

Эстония подала заявку на получение статуса наблюдателя в Арктическом совете, и так уже второй год подряд. В МИДе балтийского государства планируют к 2021 году закончить проработку реальных возможностей Эстонии для участия в освоении Крайнего Севера.

В комиссии Рийгикогу по иностранным делам приступили к рассмотрению вопросов, связанных с Арктикой. Правительство Эстонии намерено добиться для своей страны статуса наблюдателя в Арктическом совете.

Следует напомнить, что идея присоединиться к группе государств, занимающихся освоением Крайнего Севера, появилась в балтийской республике еще в прошлом году, но пока отклика от международной организации не последовало. Однако это не останавливает балтийскую республику.

В ходе недавнего интервью телепрограмме "Кофе+" зампредседателя комиссии по иностранным делам Марко Михкельсон заявил, что Эстония – самая близкая страна к Арктике, которая еще не входит в систему Арктического совета. Он также подчеркнул, что этот регион интересен не только вопросами изменения климата, но и возможностями по добыче полезных ископаемых, развитием морских путей.

Стоит ли смотреть на Север?

Учитывая отсутствие ледокольного флота, опыта крупномасштабных работ в арктических проектах за последние десятилетия и практически нулевой повестки этой темы во внешней политике Эстонии, подобные призывы кажутся несколько странными. Впрочем, если посмотреть на экономический аспект участия в освоении Крайнего Севера, то мотивация становится вполне логичной.

Напомним, российский "Новатэк" успешно наращивает производство углеводородов не только на проекте "Ямал СПГ", но и готовит запуск "Арктик СПГ–2".

В ближайшие годы через Крайний Север пойдут более крупные потоки энергоносителей, причем по весьма привлекательной (иначе российский СПГ не скупали бы так активно в Западной Европе) цене.

В "Новатэк" недавно заявили, что намерены нарастить грузопоток по Северному морскому пути (СМП) с 21,4 млн тонн в 2020 году (предварительные данные корпорации) до 35,5 млн тонн к 2024 году.

Несмотря на антироссийскую повестку во внешней политике всех балтийских стран, литовский СПГ-терминал в Клайпеде неоднократно принимал партии сжиженного газа от "Новатэк", который в итоге раскупался странами Балтии.

Почему бы Эстонии не продолжать это делать, но уже в больших объемах, если получится выбить удачную скидку за счет участия в арктических проектах?

Более того, желание участвовать в работе Арктического совета – это, пожалуй, один из редких случаев, когда политики Эстонии готовы работать с долгоиграющей стратегией.

Конечно, кроме нее есть Rail Baltica, присоединение к коридору железнодорожных грузовых перевозок "Северное море – Балтийское море" (RFC NS-B), кооперация с Литвой по закупкам СПГ из США. Эстония даже заказала в 2018 году на китайской верфи постройку собственного СПГ-терминала, рассчитывая продавать газ после регазификации Латвии и Финляндии.

Однако участие в Арктическом совете – это что-то новое. Подобная инициатива делает Эстонию страной, которая хочет включиться в кооперацию именно с крупнейшими державами, независимо от действий соседних Литвы или Латвии.

Впрочем, для того, чтобы такая стратегия хотя бы частично увенчалась успехом в будущем, Эстонии нужно будет чем-то заинтересовать участников Арктического совета, особенно Россию, у которой наиболее длинная протяженность прибрежной территории на севере.

В беседе с Baltnews доктор экономических наук, эксперт Российского газового общества, ведущий научный сотрудник Института экономических проблем КНЦ РАН им. Г.П. Лузина Алексей Фадеев рассказал об этом более подробно:

"Мотивация эстонского правительства вполне логична. Сейчас только ленивый не пытается в той или иной мере принимать участие в освоении Арктики – региона, богатого углеводородами, а с недавних пор еще и обладающим весьма серьезным транспортно-логистическим потенциалом".

"Быть частью международного объединения, занимающегося арктическими проектами, – значит обладать стратегическим видением. Крайний Север, если успешно в нем работать при кооперации с другими участниками, может в идеале даже стать гарантом энергетической безопасности страны", – рассказал эксперт, имеющий опыт работы в Арктике.

Другой вопрос, как считает Алексей Фадеев, что попасть в этот "клуб" не так просто. Нужно обладать промышленным потенциалом или особыми технологиями, чтобы Арктический совет действительно заинтересовался новым участником.

Нельзя забывать и про то, что даже среди уже действующих членов этой организации есть различные нерешенные вопросы, в том числе и международно-правовые.

"Насколько мне известно, балтийская страна в последние годы не принимала участия в крупных проектах в Арктике. Это значит, что Эстонии нужно будет четко сформулировать, что она может сейчас или в перспективе предложить странам международной организации, к примеру, что-то для развития транспортного морского пути. Я напомню, кооперация с разными странами в Арктическом совете всегда приветствовалась, но совместная работа в этом регионе требует действий именно в практической плоскости", – считает доктор экономических наук.

Эстонии есть что предложить?

Постоянные члены Арктического совета – Дания, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, США, Финляндия и Швеция – это страны, которые так или иначе соприкасаются с Крайним Севером.

С точки зрения международного права и географии, они обречены на совместную работу в этом регионе.

А вот страны-наблюдатели в Арктическом совете – это история отдельная. К примеру, в их числе есть Китай, территория которого вообще далека от Арктики.

Однако он де-факто является государством, которое (не считая России) активнее других работает на Крайнем Севере, в первую очередь, инвестируя в добычу и транспортировку углеводородных проектов.

Южная Корея – крупнейший мировой производитель ледовых танкеров, в том числе класса Arc7. Среди наблюдателей есть Германия, Япония и Франция, которые также географически далеки от Арктики, однако их технологии крайне востребованы для освоения региона.

Страны, которые занимаются постройкой ледокольного флота, создают транспортную инфраструктуру на СМП и ведут добычу углеводородов на российских проектах типа "Ямал СПГ" и "Арктик СПГ–2", готовы работать с новым игроком, только если он предоставит четкую дорожную карту по сотрудничеству.

Именно поэтому Эстония постарается предложить свои услуги в транспортной отрасли. Зампредседателя комиссии по иностранным делам Марко Михкельсон в своих заявлениях говорил именно об уникальном шансе для логистики Эстонии.

В комментарии для Baltnews профессор, экономист Ханон Барабанер выделил несколько пунктов, которые в перспективе могут приоткрыть для балтийской страны двери в Арктику.

"Во-первых, Эстония имеет довольно серьезный опыт мореплавания, в том числе и в северных морях. В стране еще есть на приемлемом уровне система образования для мореходов", – рассуждает эксперт.

"Во-вторых, у Эстонии остались кадры в научной среде, которые в свое время принимали участие в арктических экспедициях. В-третьих, балтийская страна может заинтересовать Арктический совет своими возможностями по судоремонту, а если необходимо, и постройке кораблей. Я имею в виду BLRT Grupp (концерн на базе АО "Балтийский судоремонтный завод" – прим. Baltnews), который работает в восьми странах и занимается постройкой кораблей разных классов", – говорит Ханон Барабанер.

Эстонский экономист подчеркнул, что у балтийской страны есть шансы заинтересовать Арктический совет еще и потому, что в нем находится большое число дружественных к Эстонии в политическом плане государств.

В целом, у Эстонии, пожалуй, все же есть только один действительно важный "козырь" – инфраструктура по ремонту кораблей. Производство судов не стоит считать преимуществом, поскольку у других членов и наблюдателей Арктического совета есть более серьезные возможности по постройке именно ледовых танкеров, в том числе и класса Arc7.

Южная Корея, Россия, Китай и некоторые другие страны, в отличие от Эстонии, уже сегодня производят корабли, способные передвигаться по морю со льдом толщиной в 1,5 метра.

Но вот ремонтировать некоторые корабли (необязательно атомные ледоколы или ледовые танкеры) – это задача для BLRT Grupp вполне выполнимая. Все-таки у эстонского концерна есть несколько судостроительных предприятий, плавучих платформ, доков и внушительное количество кадров.

К слову, российские организации и корабли уже неоднократно пользовались услугами балтийских предприятий. В 2018 году в "Росгеологии" решили, что "Академик Примаков" и "Бавенит" должны провести плановый ремонт на судоверфи Tallinn Shipyard OÜ.

"Оба судна иностранной постройки и оснащены оборудованием зарубежного производства, для их качественного ремонта требуются импортные запчасти. На таллинскую судоверфь логистически проще доставлять эти запчасти", – заявляли тогда в российском холдинге.

Судоремонтная верфь Tallinn Shipyard промышленного концерна BLRT Grupp
© BLRT Grupp
Судоремонтная верфь Tallinn Shipyard промышленного концерна BLRT Grupp

Политический мотив будет второстепенным

Разумеется, в желании работать с Арктическим советом у Эстонии могут быть не только экономические, но и политические мотивы.

"Это возможность для нас укрепить отношения с союзниками, в том числе и на уровне ЕС, а также с членами Арктического совета и государствами, имеющими в совете статус наблюдателя", – заявил Марко Михкельсон.

Однако такую мотивацию не стоит рассматривать как сложную "многоходовку" Эстонии. Маловероятно, что балтийская страна, если получит статус наблюдателя, захочет привнести в Арктический совет русофобские настроения, саботируя российские проекты, или пытаться навредить Китаю – геополитическому противнику США.

В Арктическом совете и так достаточно стран, которые являются важнейшими партнерами для Соединенных Штатов. Если бы американскому правительству нужно было саботировать проекты Китая или России в рамках работы Арктического совета, оно и так бы нашло союзников для решения подобной задачи.

Очевидно, что в балтийской стране прекрасно все понимают. Это значит, что Эстония действительно хочет заниматься освоением Крайнего Севера ради экономической выгоды и по возможности поднять свою значимость в политическом поле Евросоюза.

Получится ли у эстонского правительства – большой вопрос, поскольку такая стратегия потребует очень серьезных усилий и финансовых затрат, что в условиях снижения дотаций со стороны Еврокомиссии и неугасающей пандемии будет сделать весьма сложно.

Да и заинтриговать членов Арктического совета, даже учитывая судоремонтный потенциал Эстонии, будет очень непросто.

Впрочем, само наличие стратегии с долгосрочными планами, причем вне политических скандалов и идеологии, – это крайне позитивная тенденция для балтийской страны. Сотрудничество в освоении Крайнего Севера могло бы даже стать серьезным поводом для осторожного сближения с РФ.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме