Легендарным эстонским военнослужащим под красными знаменами – 80 лет

Воины 8-го эстонского корпуса вступают в Таллинн после освобождения города от германских войск, сентябрь 1944 года
CC BY-SA 4.0 / Минобороны России

Владимир Виталь

В 2020 году исполнилось 80 лет со дня формирования прибалтийских национальных территориальных стрелковых корпусов – воинских частей, появившихся в августе 1940 года после присоединения Эстонии, Латвии и Литвы к Советскому Союзу.

Практически сразу после образования Эстонской ССР, секретным приказом Народного комиссариата обороны СССР, подписанным Климентом Ефремовичем Ворошиловым, за номером 0191 от 17 августа 1940, Эстонская народная армия была переформирована в 22-й территориальный стрелковый корпус Красной армии. Территориальный принцип формирования означал, что части корпуса располагались на эстонской территории, а призыв должен был осуществляться на территории республики и из числа местных жителей. По идентичной схеме проходили изменения и в армиях Латвии и Литвы.

30 августа 1940 года уже в эстонской прессе был опубликован приказ эстонского главнокомандующего Густава Йонсона о формировании национального стрелкового корпуса. Четыре пехотные дивизии эстонских вооруженных сил сводились в две: 182-я, "южная", объединила части в центральной и южной Эстонии со штабом в Тарту, и 180-я, "северная", с частями в северной и центральной Эстонии и штабом в Таллине. Бывший Генеральный штаб, расположенный в Таллине, стал управлением корпуса.

Кадры решают все

Армейские командиры, офицеры и унтер-офицеры старой армии еще какое-то время оставались на прежних должностях. В октябре 1940 года в воинских частях прошла волна увольнений – покидали службу в основном те, кто не прошел переаттестацию: профессионально непригодные, политически неблагонадежные, а также балтийские немцы, которые должны были репатриироваться в Германию. Оставшимся в строю в декабре того же года были присвоены новые звания и должности согласно штатным расписаниям, и они продолжили службу в Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА).

Как правило на должности назначались следующим образом: командующими дивизиями, полками, батальонами становились офицеры бывшей эстонской армии времен независимости, а их заместителями – кадровые советские командиры.

От пуговиц до гаубиц

Изменения в жизни эстонских военнослужащих коснулись и униформы – было принято решение оставить униформу эстонской армии периода независимости, но внести некоторые изменения. Так, с эстонской формы образца 1936 года спарывались погоны и размещались советские знаки различия – петлицы и нарукавные шевроны. На касках через трафарет рисовали пятиконечные красные звезды, на фуражках гербы-кокарды заменили звездочки с серпом и молотом. И только мундирные пуговицы с тремя львами напоминали о былой эпохе армии авторитарного президентства Константина Пятса.

Внешний вид у новых красноармейцев был, мягко говоря, экзотичный, а по словам бойцов и командиров из других частей Красной армии, эстонские стрелки выглядели, скорее, как иностранцы, а не советские военнослужащие.

Вооружение также было самое разнообразное (от британских и французских гаубиц до датских и английских пулеметов, старых русских немецких винтовок и бельгийских пистолетов) и не соответствовало стандартам калибров, принятых в Красной армии. При этом возраст и срок службы вооружения варьировался от трофеев и поставок периода Гражданской войны до предвоенных закупок Эстонской Республики, что осложняло положение эстонских войск. В то время из-за военных действий в Европе на какие-то образцы оружия невозможно было закупить боеприпасы и запасные части, а некоторые образцы (например, немецкие или британские орудия) вообще технически устарели.

Новые будни новой армии

Изменения в армии Эстонии начались еще до приказа Ворошилова. Сразу после провозглашения Советской Эстонии действующую эстонскую армию переименовали в "народную", дабы подчеркнуть ее связь именно с народом, а не с канувшей в лету диктатурой президента Пятса. Личный армейский состав сразу получил право участвовать в политической жизни, в частности голосовать на выборах. Вместе с национальным триколором повсеместно развивался красный флаг, а вместо привычного гимна исполнялся "Интернационал". И уже с 1 июля 1940 года военнослужащие Эстонской Народной армии при обращении, вместо привычного слова "господин", привыкали использовать слово "товарищ".

С августа того же года в солдатскую жизнь вошла политинформация, которая включала в себя обсуждение международной обстановки. По советскому образцу в казармах и солдатских клубах начали оформлять наглядную политическую агитацию – стенды с портретами советских вождей, стенгазеты, а также принимали в комсомол и компартию, проводили политические собрания. Уставы и правила, принятые в Красной армии, были переведены на эстонский язык, а в учебные программы – введены уроки русского языка.

В воинских частях появилась должность политработника. Политруководители, как правило, были кадровыми советскими офицерами, и многие из них не владели эстонским языком, а личный состав в большинстве своем не владел русским языком, что создавало дополнительные трудности во взаимопонимании. Поэтому на первых порах проблему решили следующим образом – ввели должности заместителей политруководителей из числа местных военнослужащих, знавших русский и эстонский языки.

Перед политработниками стояла задача перевоспитания солдат и командиров на советский лад и борьбы с антисоветскими настроениями в армейской среде. А антисоветские настроения среди личного состава проявлялись по мере проходивших социально-экономических и политических изменений в Эстонии в 1940–1941 годах, которые не всем пришлись по нраву – например, земельная реформа или национализация магазинов, мастерских и предприятий. Сопротивление новому политическому строю порой выливалось в неподчинение приказам, халатное выполнение служебных обязанностей, пьянство и попытки дезертирства в соседние страны. Виновные военнослужащие, конечно, несли строгое наказание.

Честные, храбрые, дисциплинированные, бдительные

При формировании эстонских соединений Красной армии советское военно-политическое руководство столкнулось со множеством проблем, от материального обеспечения до внедрения советского воспитания бойцов и командиров. Тем не менее 23 февраля 1941 года весь личный состав эстонского корпуса, от командующего до рядовых красноармейцев, приняли советскую воинскую присягу – "[...] торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным бойцом [...]".

В то время частям эстонского корпуса еще предстояли дни напряженной работы, учения и подготовки по новым воинским и военным стандартам. Начало Великой Отечественной войны застигло эстонских военнослужащих в Печорских летних лагерях.

Эстонский стрелковый корпус Красной армии с честью прошел по пыльным, кровавым дорогам тяжелейшей войны XX века – от шокирующего нападения и стремительного наступления гитлеровцев лета 1941-го, от сражений за Сольцы до обороны Старой Руссы, до долгожданного освобождения родной Эстонии и дальше к Великой Победе 1945-го, обретенной на ступенях Рейхстага в Берлине.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме