Эстония лишится сланцевого масла через 10–15 лет

Добыча сланца в Эстонии
© Sputnik / Евгений Ашихмин.

Пауль Томсон

"Священная корова" Эстонии, ее заводы сланцевого масла, пойдут под нож из-за повышенных природоохранных обязательств Евросоюза.

Климатическая программа Евросоюза и самой Эстонии ставит крест не только на сланцевых электростанциях, но и на заводах сланцевого масла значительно скорее, чем прежде надеялся Таллин. Эти предприятия приносят бюджету страны твердый доход и ранее считались тем средством, что поможет отсрочить ликвидацию "грязной" сланцевой отрасли в целом. Теперь же им дают не более 15 лет "жизни".

Парламентская оппозиция Эстонии предлагает отказаться от планов строительства на северо-востоке страны нового завода сланцевого масла государственной компании Eesti Energia и вернуть в бюджет уже инвестированные в проект 125 миллионов евро.

Озвучивший это предложение бывший министр Айвар Сыэрд отмечает, что проект противоречит климатической политике Евросоюза и заявленным целям "озеленения" экономики альянса.

Сыэрд прав, но не оригинален, и он так же, как и его предшественники, говорит "а", но не произносит "б". Отказ от строительства одного нового завода сланцевого масла не решает проблемы "чуждости" климатической политике Евросоюза вообще всей сланцевой отрасли Эстонии как таковой.

Она вся в своем нынешнем виде, включая уже действующие и приносящие бюджету страны так необходимую ему прибыль заводы сланцевого масла, не укладывается в "углеродные" рамки новой политики европейского альянса. И потому обречена. Причем кончина ее случится даже раньше, чем надеялся Таллин.

Айвар Сыэрд
© Sputnik / Денис Пастухов
Айвар Сыэрд

Срок жизни сланцевого производства сокращается в два раза

Еще летом прошлого года министр Аас полагал, опираясь, очевидно, на выкладки своих советников и гопкомпании Eesti Energia, что у заводов сланцевого масла есть еще не менее двадцати, а то и все тридцать лет до того момента, когда стоимость квот на эмиссию углерода может стать неподъемной для масляных предприятий. Во всяком случае, таков был смысл ответа министра на письмо государственного контролера Янара Хольма, который указывал на то, что инвестиции в новый завод, вероятнее всего, не окупятся из-за радикальных изменений в климатической политике Евросоюза.

Следующая пара десятилетий, утверждал Таави Аас, наращивание производства масла при поэтапном отказе от сланцевой энергетики позволит сократить эмиссию углерода в отрасли почти наполовину. Плюс, поможет сохранить финансовые поступления в бюджет и создать новые рабочие места взамен старых. То есть, иными словами, масло будет выручать всю сланцевую отрасль в целом. По крайней мере, до 2050 года. Правда, при том условии, что стоимость квот Евросоюза на выбросы углерода не вырастет слишком быстро.

Министр экономики и инфраструктуры Эстонии Таави Аас
© Majandus- ja Kommunikatsiooniministeerium
Министр экономики и инфраструктуры Эстонии Таави Аас

Теперь же, после того как Евросоюз взял на себя повышенные природоохранные обязательства, министр Аас вынужден признать, что прогнозы его ведомства были слишком оптимистичны. По его словам, цитируемым агентством Bloomberg, Эстония рассчитывает добывать из сланца углеводород и производить из него мазут лишь в течение следующих 10–15 лет.

"Международное энергетическое агентство указало, что потребность в ископаемом топливе определенно сохранится до 2040 года, – считает министр Аас. – Можно ли будет производить сланцевое масло в Эстонии вплоть до 2040 года – вероятнее всего, нет. Так как мы видим, что климатические цели Европы становятся все более амбициозными, что означает рост цен на углеродные квоты. Возможно, это не будет 2040 год, но я думаю, что 2030 или 2035 год все еще актуален".

Мировые цены на нефть тоже надо учитывать

Таллин по-прежнему надеется, что новый завод успеет окупить инвестиции и позволит хотя бы как-то на время смягчить социально-экономический удар, который наносят по северо-востоку и сланцевой отрасли страны повышенные природоохранные обязательства Брюсселя.

"Около 10 000 человек нельзя развернуть вспять, просто вытащив вилку из розетки и сказав, что теперь все по-другому", – цитирует Bloomberg министра Ааса.

Строительство завода масел Enefit280, как утверждает правительство, обеспечит рабочими местами около тысячи человек, а после его пуска работу там и на смежных предприятиях смогут получить около 500–700 человек. То есть жителей того самого северо-востока, который экономически и социально уже деградирует из-за постепенного вывода из эксплуатации сланцевых электростанций.

До недавних пор сланцевые заводы и технологии государственной энергетической компании Eesti Energia считались своеобразной "священной коровой" государства, надежным и долговременным источником бюджетных доходов и фактором стабильности экономики.

Шахта по добыче сланца
Sputnik / Алексей Даничев
Шахта по добыче сланца

Но прибыльность производства сланцевого масла определяется, помимо уровня цен на углеродные квоты ЕС, еще и таким мало предсказуемым сейчас фактором, как мировые цены на нефть. Падение их ниже уровня 50 долларов за баррель делает все производство сланцевого масла убыточным. Ни один здравомыслящий эксперт не возьмется сейчас предсказать динамику цен на нефть.

Еще и больной для Таллина "русский вопрос" северо-востока

В свое время "Пыксит" (эстонское слово "põlevkivi" (сланец), соединенное с английским exit (выход) – прим. автора) стал одной из самых обсуждаемых в стране проблем. Не настолько, конечно, горячо обсуждаемой, как тема торговли алкоголем, но тоже весьма эмоциональной. И остроты ей придает не только тот факт, что сланцевое масло остается фактически единственной более или менее стабильной экспортной статьей дохода государства (около 390 миллионов евро в год), но и фоновый "русский вопрос".

Благосостояние русскоязычного северо-востока страны практически полностью зависит от сланца. Ликвидация отрасли из соображений "озеленения" экономики и борьбы с потеплением климата воспринимается в регионе на психологическом уровне как враждебная по отношению к местному населению, к русскому меньшинству, политика.

Тем более, что у правительства, судя по всему, нет пока ни вменяемой комплексной программы спасения региона, ни собственных достаточных средств на реализацию такой программы, буде таковая имелась бы. Еще один завод сланцевого масла – фактически единственный конкретный крупный проект сохранения хотя бы части рабочих мест, которые регион теряет из-за ликвидации электростанций.

В конце весны этого года Таллин обещал ввести комплекс налоговых льгот для сланцевых предприятий. Меры поддержки отрасли, принимаемые правительством, – это лучше, чем ничего, но они недостаточны и лишь ненадолго отсрочат кончину, предопределенную природоохранной политикой Евросоюза и согласием Эстонии полностью соответствовать этой политике.

Завод сланцевого масла концерна Viru Keemia Grupp (VKG)
© Евгений Капов
Завод сланцевого масла концерна Viru Keemia Grupp (VKG)

Потери рабочих мест на электростанциях и сопутствующих их работе предприятиях оценивались в пять-шесть тысяч, а сокращения рабочих мест во всей сланцевой отрасли, включая заводы, шахты и карьеры – более чем в десять тысяч. Стоит добавить к этим числам еще членов семей потенциальных безработных, работников десятков фирм, обслуживающих всех этих людей, и получатся почти апокалиптические для маленькой страны показатели безработицы. И, следовательно, еще и потерь налоговых поступлений, которые оцениваются примерно в 110 миллионов евро в год.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме