Брак по-эстонски: все подводные камни предстоящего народного голосования

Конституция Эстонии
© Justiitsministeerium

Сергей Середенко

В Эстонии готовят народное голосование по теме традиционного брака. Как проголосуют граждане, и что это изменит? Восемь размышлений на этот счет.

В следующем году в Эстонии пройдет народное голосование по теме традиционного брака, что наталкивает на некоторые следующие размышления. 

1. В заметке под названием "Венгрия намерена защитить традиционные семьи от европейских ценностей" говорится следующее: "Правительство Венгрии внесло предложение о поправках к Конституции, закрепляющее брак как союз между мужчиной и женщиной, а также разрешающее усыновление детей только супружеским парам.

Согласно поправке к Конституции, будет указано, что "Венгрия защищает институт брака как союза, созданного добровольными обязательствами между мужчиной и женщиной, а также семью как основу выживания нации". Изменения также предусматривают защиту права детей на идентичность, соответствующую их биологическому полу, и на воспитание в соответствии с христианской системой ценностей". Венгрия "под Орбаном" – известный европейский бунтарь, но в данном случае важно, что зафиксировано противопоставление "европейских" и "христианских" ценностей.

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан
РИА Новости
Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан

2. В соседней с Эстонией Латвии ст. 110 Конституции в современной редакции выглядит так:

"Государство защищает и поддерживает брак – союз между мужчиной и женщиной, семью, права родителей и детей. Государство особо помогает детям-инвалидам, детям, которые остались без попечения родителей или пострадали от насилия".

Казалось бы, противники гомосексуальных браков могут быть спокойны. Оказалось – нет.

"Конституционный суд Латвии признал несоответствующей Сатверсме (Конституции Латвии) норму закона, которая запрещает каждому из родителей в однополых союзах брать отпуск после рождения ребенка. (…) Судья Гунарс Кусиньш указал, что 110 статья Сатверсме не уточняет, какой должна быть семья, а пол не является критерием при определении, какие лица являются семьей. То есть первое предложение 110 статьи требует, что законодатель обеспечил юридическую защиту любой семьи, в том числе однополой партнерской семьи.

Осипова (председатель суда – прим. автора) добавила, что решение суда не затрагивает брак, так как он четко обозначен в Конституции. Согласно решению Конституционного суда, законодатель до 1 июня 2022 года должен разработать правовое регулирование, защищающее однополые партнерства".

Таким образом судьями Конституционного суда Латвии зафиксировано противопоставление "семьи" и "брака".

Конституция Латвии
CC BY-SA 2.0 / Saeima / Ieva Ābele
Конституция Латвии

3. В самом начале эстонского Закона о семье говорится о том, что "брак заключается между мужчиной и женщиной". И, хотя закон и называется Законом о семье, определения семьи он не содержит.

Конституционно положение о том, что брак заключается между мужчиной и женщиной, не закреплено. Отсутствие определения семьи заставляет с подозрением относиться к содержанию статей 26 и 27 Конституции, а именно к следующим предложениям:

"Каждый имеет право на неприкосновенность семейной и частной жизни" и "Семья обязана заботиться о своих членах, нуждающихся в помощи".

Последнее можно вывернуть в ту сторону, что вообще все социальные обязательства государства можно переложить на "семью".

Часть II Закона о семье называется "Права и обязанности, проистекающие из родства". Из текста ст. 96 можно косвенно сделать вывод о размерах конституционной "семьи": "Содержанием должны обеспечивать совершеннолетние восходящие и нисходящие родственники первой и второй ступеней". Также видно, что "семья" никак не привязана к "браку".

4. В Эстонии абсолютное большинство детей рождается вне брака. Эстонцы называют их рожденными в "свободном браке". Данные за 2016 год, например, таковы: в "свободном браке" были рождены живыми 7044 ребенка, в браке – 6088.

5. Притом что законом определены стороны, вступающие в брак (мужчина и женщина), кипение по поводу гомосексуальных браков в стране есть, и спадать не собирается. Поскольку других проблем в стране нет, разве что коронавирус. Одна часть кипящих пытается закрепить естественное понимание брака референдумом, другая пытается изменить закон в сторону признания гомосексуальных браков путем процедуры "коллективного обращения". "За" естественный брак выступают нацисты (их отношение к гомосексуалистам с времен III Рейха не поменялось), "за" брак всех со всеми выступают "зеленые" (коллективное обращение инициировано ими).

Вопрос уже давно стал политическим: оппозиционные национал-либералы в лице Реформистской партии и социал-демократы громко не высказываются за альтернативный брак, но шумно пыхтят по поводу референдума. Евродепутат, бывший глава МИД Марина Кальюранд заявила, что "Партия социал-демократов против референдума. В случае его проведения мы будем призывать всех в нем участвовать, но голосовать против". Центристы, как формальные лидеры коалиции, юлят.

Марина Кальюранд
CC BY 2.0 / flickr / Estonian Foreign Ministry
Марина Кальюранд

6. "За" коллективное обращение, оформленное в виде петиции и призывающее "изменить дискриминирующий однополые пары Закон о семье, чтобы обеспечить конституционное право на равное обращение", подписалось к моменту написания текста 31 511 человек (для передачи петиции в Рийгикогу требуется 1000 подписей).

Знакомый врач, знающий тему и проведший собственные исследования, утверждает, что в стране к концу 80-х годов было порядка 44 000 гомосексуалистов. Свежих данных у него нет. Однако если учесть, что с начала 90-х годов население Эстонии только сокращалось, то можно сделать вывод о том, что оголтелая гомосексуальная пропаганда, выдаваемая за пропаганду "равенства", особого успеха в Эстонии не имела.

7. Задействованные оппонентами процедуры также интересны. Если говорить о референдуме, по-эстонски звучащем как "народное голосование", то следует сразу отметить, что определенности с ним пока нет. Согласно составленному EKRE (Консервативная народная партия Эстонии – прим. Baltnews) законопроекту, референдум состоится 17 октября 2021 года в день муниципальных выборов.

На нем будет предложено ответить на следующий вопрос: "Вы поддерживаете предложение дополнить статью 27 Конституции Эстонской Республики предложением "Брак является постоянным союзом одного мужчины и одной женщины?". На вопрос можно будет ответить "да" или "нет".

Согласно Закону о референдуме, "Рийгикогу выносит на референдум изменение глав 1 и 15 конституции. Рийгикогу может вынести на референдум иной законопроект об изменении конституции, иной законопроект или иной вопрос государственной жизни".

В данном случае, если исходить из формулировки, то не совсем понятно, идет речь о законопроекте или об опросе.

По мнению канцлера юстиции Юлле Мадизе, проводить референдум по изменению конституции в форме опроса нельзя, и тут я (автор Сергей Середенко – прим. Baltnews) с ней согласен. Центристы тоже явно не хотят юридически обязывающих результатов и цепляются за "опрос".

Так, премьер-министр Юри Ратас заявил, что "формулировка должна быть конкретной. Он предложил следующий вариант: "Брак в Эстонии должен остаться союзом мужчины и женщины?". Ратас пояснил, что если большинство проголосует за ответ "нет", то у Рийгикогу будет возможность, но не обязательство внести изменения в Закон о семье".

"А если большинство ответит "да", это уже юридически обязывает и Рийгикогу не может изменить определение брака в Законе о семье", – добавил он.

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас
© Vabariigi Valitsus
Премьер-министр Эстонии Юри Ратас

Почему же практически все политические силы склоняются к форме опроса? Ответ – в ст. 105 конституции: "Если законопроект, вынесенный на референдум, не получает большинства голосов "за", Президент Республики объявляет внеочередные выборы в Рийгикогу". С учетом того, что право инициировать референдум принадлежит исключительно Рийгикогу, не стоит удивляться тому, что референдум в Эстонии – исключительная редкость.

8. Если же рассматривать форму "коллективного обращения", к которой прибегли "зеленые", то я ее оцениваю как крайне сырую и неудовлетворительную. При этом оказывается, что "коллективных обращений" довольно много, и далеко не все из них попали в поле зрения общественности.

Так, в Рийгикогу XII созыва было представлено пять обращений, XIII – 38 и XIV – к настоящему времени 24. Первоначальное представление о том, что "коллективное обращение" представляет собой "народный законопроект" – неверно.

Как говорит Закон об ответах на меморандумы и ходатайства о разъяснениях, а также о представлении коллективных обращений, "в обращении делается предложение, как изменить действующую регуляцию или лучше обустроить общественную жизнь".

Форма реакции Рийгикогу на коллективные обращения – ответ профильной комиссии. Как правило – спасибо за обращение, мы учтем ваши пожелания. Ваш звонок очень важен для нас…

Разброс тем коллективных обращений очень широк – от налогообложения продаваемой пиротехники в пользу пожарных команд до "устранения несправедливости" в вопросах брака.

С учетом всего вышеизложенного можно довольно смело прогнозировать, что соответствующее положение Закона о семье останется неизменным, в Конституцию это положение не войдет (так как "опрос"), и все останутся при своих ценностях, кто – христианских, кто – европейских.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме