"Голодные и свободные": чего стоит "независимость" Эстонии

Акция "Балтийский путь" 23 августа 1989 года.
РИА Новости

Илья Круглей

Экономические показатели Эстонии времен "оккупации" ставят под сомнение эффективность выбранного политиками страны направления развития.

24 февраля Эстония празднует свой, как утверждают в информационном пространстве страны, 103-й День независимости. Эта дата ежегодно отмечается балтийским государством в честь принятия в Таллине Декларации о независимости Эстонии в 1918 году.

Примечательно, что за несколько дней до этой знаменательной годовщины в Эстонии вновь заговорили о ратификации пограничного договора с Россией. Глава МИД Эстонии Эва-Мария Лийметс 18 февраля заявила, что власти республики могут сделать первый шаг в вопросе ратификации пограндоговора с РФ и объявить о готовности начать этот процесс.

Депутаты в зале заседаний Рийгикогу
Riigikogu / Erik Peinar
Депутаты в зале заседаний Рийгикогу

Казалось бы, это можно считать неплохим подарком стране на День независимости и адекватным шагом навстречу России, с которой у эстонских политиков, с момента обретения оной независимости после распада СССР, весьма сложные отношения. Но на практике заявление главы эстонского дипведомства оказалось лишь еще одной спекуляцией на заданную тему – выставить восточного соседа бескомпромиссным и агрессивным игроком международных отношений.

Несмотря на то, что Россия за последние 30 лет официально ни разу не подвергла сомнению суверенитет Эстонии, политики балтийской страны постоянно твердят об "оккупации", а договор о границах с РФ "упирается", по инициативе эстонской стороны, в положения Тартуского мирного договора.

Разумеется, не просто так. По Тартускому мирному договору (от 1920 года) Советская Россия должна была отдать часть своих территорий балтийской стране – правда, по сути, это происходило почти "под дулом пистолета".

Вооруженные силы новообразованной Эстонской Республики, в союзе с Северо-Западной армией, Британским военно-морским флотом, а также при участии финских, шведских и датских добровольцев, воевали на северо-западной территории бывшей Российской империи с только оформлявшейся тогда Советской Россией.

Последняя была обескровлена Первой мировой и Гражданской войной, и подписание условий Тартуского мирного договора в 1920 году стало мерой вынужденной. Однако, и это тоже немаловажно, после того договора в силу вступили многие другие, в том числе и вхождение Эстонии в состав СССР, где республика жила, развивалась, богатела большую часть своей вековой независимости.

Суверенитет, основанный на вражде

Пожалуй, вся идея суверенитета Эстонии сводится к одному тезису – "Россия – враг, и поступать с ней нужно соответственно". И желательно при помощи западноевропейских стран.

Так было после Первой мировой войны, когда Эстонию в войне с советской Россией поддерживали Финляндия (добровольцами и десятком тысяч марок), Великобритания (морским десантом в тыл советских войск) и ряд других европейских стран. Так происходит и сейчас, когда НАТО размещает свои контингенты в Эстонии на границе с Россией, угрожая ей авиацией, артиллерией и средствами радиоэлектронной борьбы.

Российское наследие

При этом именно будучи в составе сначала империи, а потом уже Советского Союза, балтийская страна получила огромный толчок к экономическому развитию.

Например, существованием железной дороги, которую начали создавать еще в 1862 году, Эстония обязана Российской империи, Министерство финансов которой инициировало в 1870 году постройку железной дороги Палдиски – Таллин – Нарва – Гатчина. Уже в 1872 году можно было добраться на поезде из Ревеля (Таллин) до Санкт-Петербурга, а в 1876 году железная дорога соединила города Тарту и Тапа.

Судоремонтная верфь Tallinn Shipyard промышленного концерна BLRT Grupp
Судоремонтная верфь Tallinn Shipyard промышленного концерна BLRT Grupp

В 1912 году в Таллине был построен русско-балтийский корабельный завод (легший в основу ныне существующего эстонского частного концерна), сформирован целый район города, где жили инженеры-судостроители, рабочие, управленцы.

На территории Эстонии намного раньше, чем в других уголках империи, было отменено крепостное право, а местное население получило право на владение землей. Именно под управлением Российской империи в Эстонии начала появляться и формироваться местная интеллигенция, начала развиваться национальная культура.

Увы, но в благодарность за это, когда страна истекала кровью во время гражданской войны, Эстония расплатилась за все это войной с Россией – при поддержке Великобритании и скандинавских стран, разумеется.

Независимость с привкусом утраченных возможностей

Советский Союз дал Эстонии еще больше. После освобождения территории Эстонии от фашистских захватчиков республика получила 300 миллионов рублей от России и еще 250 миллионов от других советских республик. Сразу после окончания войны Советский Союз направил в Эстонию 40 тысяч тонн угля и кокса, 11,5 тысячи тонн металла, 1150 автомобилей.

"Советская оккупация" увеличила валовую продукцию в местной промышленности в 55 раз. Добыча горючих сланцев возросла в 13,5 раза, объем капиталовложений – в 30 раз.

В Эстонии был модернизирован Таллинский машиностроительный завод, ставший мощным промышленным объектом еще во времена Российской империи. При СССР масштабы производства ТМЗ сделали предприятие государствообразующим – каждый четвертый станок в огромной стране был детищем ТМЗ. Завод удалось сохранить до сих пор, теперь он производит аппараты воздушного охлаждения.

Что осталось от промышленности в Эстонии >>>

Впрочем, многие предприятия, например Кренгольмская мануфактура, Таллиннский целлюлозно-бумажный комбинат, в 1990-е годы закрылись из-за отсутствия рынков сбыта – Европе не нужны были конкуренты из бывших союзных республик.

Некоторые промышленные объекты выжили, но частично. К примеру, порт Мууга. Его построили в 1986 году (тогда он назывался Новоталлинский морской порт). Порт стал одним из самых дорогих инфраструктурных проектов послевоенной Европы – его стоимость оценивалась в 6 млрд долларов (огромная сумма по тем временам).

Новоталлинский морской порт (ныне Мууга)
РИА Новости
Новоталлинский морской порт (ныне Мууга)

К сожалению, в настоящее время морские гавани Эстонии лишены львиной доли транзита, на рейдах и причалах отсутствует прошлая активность, портовые мощности простаивают. То же самое происходит и с сельским хозяйством, особенно с животноводством. Если в 1990 году в Эстонской ССР произвели 219 тыс. тонн мяса, то в 2018 году – лишь 76,9 тонн.

Если же сравнивать демографию Эстонии в периоды "оккупации" и современной независимости, то цифры вызывают только грусть. Даже в 1990 году, когда СССР уже был на грани, рождаемость на 1000 человек в Эстонии составляла 14,2, а смертность – 12,4. В 2020 году те же показатели соответственно составили 10,6 и 11,6. То есть, даже если эстоноземельцы перестанут покидать родину, население республики все равно будет уменьшаться.

В учебном 1990–1991 году в школах Эстонской СССР числилось 200 тысяч учеников, а в 2019–2020-м – 153 тысячи. В 1970-е и 1980-е годы "оккупированная" Эстония находилась фактически на первом месте в СССР по объему инвестиций в основной капитал на душу населения.

Теперь же, в составе Европейского союза, республика ждет подачек от Брюсселя, который, редко думая (или не думая вообще) об истинном благополучии рядовых эстонцев, продолжает политику уничтожения национальной промышленности, теперь уже под предлогом насаждения "зеленой энергетики".

Очевидно, что человеку, который родился в большой стране и хотя бы часть сознательной жизни прожил при более высоких экономических показателях своей республики, нынешняя независимость кажется издевкой. Реальной свободы, ну кроме как передвижения между странами, особо не добавилось.

Команды из Брюсселя – это, по сути, приказ, который политические элиты Эстонии оспорить не могут, иначе лишатся дотаций и прочих преференций. Идеология никуда не делась, как и цензура. Попробуйте сейчас выйти в СМИ или политическое поле со словами "не было никакой оккупации", вас будет ждать судьба российских телеканалов и интернет-изданий, которые эстонские власти закрывают, наплевав на транслируемый в Европе принцип свободы слова.

В праздновании независимости (не только Эстонии, а вообще любой страны), конечно, нет ничего плохого – наоборот, население объединяется ментально, что всегда полезно для любого социума.

Вот только хотелось бы, чтобы независимость носила объективный характер и несла реальную пользу и стране, и ее жителям. И поддерживалась не только словами политиков, но и добрыми связями с соседями. Тем более, что связи эти обоснованы и географией, и историей, которые невозможно вычеркнуть из жизни.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме