Фактам бой: ЕС не волнует мнение экспертов по поводу инцидента с самолетом в Минске

Самолет Ryanair, на борту которого находился белорусский оппозиционный блоггер и активист Роман Протасевич, 23 мая 2021 года
© AFP 2021 / ONLINER.BY

Алексей Языков

Страны Евросоюза взялись карать "режим Лукашенко" за "захват лайнера" Ryanair, не дожидаясь выводов экспертов и юристов.

Вслед за другими европейскими государствами Эстония заявила о решении запретить полеты лайнеров белорусской авиакомпании "Белавиа" над ее территорией.

Евросоюз наказывает Минск за предполагаемое принуждение к посадке самолета Ryanair под предлогом террористической угрозы, которая сочтена фальсифицированной.

Но если политикам и средствам массовой информации как бы априори "все ясно" и вина Минска для них очевидна, то юристы сомневаются в том, что обвинения против "режима Лукашенко" в данном конкретном случае могут быть доказаны в суде.

Санкции против Белоруссии и авиакомпании "Белавия" вводятся еще до того, как юристы сделали обоснованные и взвешенные выводы о произошедшем.

Агентство гражданской авиации ООН (ИКАО), которое, собственно, для того и существует, чтобы давать экспертную оценку подобным прецедентам, назначило срочное заседание на 27 мая, но карательные меры многие страны Евросоюза принялись применять, не озаботившись получением на то правовых оснований.

Более того, хаос, который создали "в воздухе" разнообразные и не согласованные антибелорусские санкции, сам по себе стал причиной глупых инцидентов, причинивших вред гражданской авиации.

Так, Париж запретил рейсовому самолету, летевшему из Минска в Барселону, пересекать французское воздушное пространство, чем нанес вред не столько "режиму Лукашенко", сколько летевшим домой испанцам.

Ранее Евросоюз договорился о введении запрета для белорусских самолетов на пересечение воздушного пространства стран альянса и призвал европейские авиакомпании избегать полетов над Белоруссией, чем создал для них и их клиентов массу неудобств, повысил накладные расходы перевозчиков и нарушил расписания полетов.

Это не говоря о таких "мелочах", как то, что "порыв гнева" Брюсселя осложнил для европейских граждан, находящихся в Белоруссии, возвращение домой. Опять же все это сделано без оглядки на экспертные, правовые оценки произошедшего.

Одни европейские столицы поторопились начать "карать" Минск, другие взяли паузу на размышления и обсуждение проблемы с национальными авиаперевозчиками, третьи пребывают в сомнениях.

Брюссель не в первый раз демонстрирует предвзятость и правовую расплывчатость решений, которые ничего, кроме вреда пресловутому "единству" Евросоюза и его реноме, не несут.

Возмущенных речей много, а фактов мало

Обвинения против белорусских властей, возможно, полностью или частично справедливы. Или нет. Утверждать что-либо, не имея на то неопровержимых доказательств, и тем более обвинять в таком серьезном нарушении международных норм правительство независимого государства по меньшей мере безответственно.

Но, похоже, сложившиеся к сегодняшнему дню на Западе (или навязанные) стереотипы оценки действий и позиций Минска (так же, как, впрочем, и Москвы) не подразумевают объективность, а, напротив, основываются почти исключительно на некоем подобии принципа "априори виновен" или пресловутом британском "хайли лайкли". Который, как правило, не выдерживает проверки судебными разбирательствами и трезвыми, объективными оценками правоведов.

Правда, о результатах расследования обвинений ведущие средства массовой информации Запада сообщают (если вообще сообщают) намного более скупо, чем о подозрениях и обвинениях в адрес "плохих парней", обитающих на востоке Европы.

Для взвешенной юридической оценки правомерности действий белорусских властей важны лишь конкретные факты. Было ли сообщение об угрозе подрыва самолета реальным, и когда именно оно было получено?

Был ли поднят в воздух истребитель военно-воздушных сил Белоруссии до того, как экипаж лайнера после консультаций, в том числе и с Вильнюсом, принял решение о развороте и посадке в Минске, или же, как утверждает последний, после этого?

Ответы на эти вопросы позволяют сделать объективный вывод о том, действовал ли Минск в рамках международного права.

Как говорят юристы, время начала сопровождения гражданского лайнера боевым истребителем важно уже только потому, что дает или не дает основания говорить о "принудительной посадке".

Если экипаж лайнера принял решение садиться в Минске до того, как рядом в воздухе появился МИГ-29, следовательно, они поступили так не под воздействием угрозы атаки.

А сопровождение боевым самолетом гражданского лайнера может быть оправдано, например, тем, что власти страны допускали вероятность его захвата террористом-смертником, который мог направить его на Белорусскую АЭС или иной стратегически важный объект.

Разве это менее вероятный вариант развития ситуации, чем, скажем, таран террористами зданий Всемирного торгового центра в Нью-Йорке и здания Пентагона в 2001 году?

Сообщения противоречат друг другу и логике

В ряде западных изданий появились сообщения о том, что палестинская группировка ХАМАС, послание которой Минск назвал источником угрозы, не признала себя ответственной за угрозу подрыва лайнера, летевшего 23 мая из Афин в Вильнюс.

Хотелось бы услышать об источниках этой информации и деталях обстоятельств появления заявления ХАМАС, о его авторах и о том, что по этому поводу говорит руководство организации.

Размышления же насчет того, насколько мала вероятность ее причастности к угрозе подрыва самолета, сами по себе интересны, но фактом никак сочтены быть не могут.

Эстонский депутат: наш президент забыла историю с самолетом президента Боливии >>>

Сообщается также, опять же со ссылкой на неназванные источники, что белорусские власти, вероятнее всего, лгут о времени поступления угрозы по электронной почте взорвать лайнер, если он попытается сесть в Вильнюсе.

Утверждается, что лайнер вошел в воздушное пространство Белоруссии в 12:30 по местному времени, а угроза поступила в белорусский центр управление полетами только в 12:57, то есть спустя примерно десять минут после того, как самолет развернулся для посадки в Минске. Что дает основания для обвинения белорусских спецслужб в фальсификации сообщения о возможном теракте.

Но при этом практически замалчивается тот факт, что авиадиспетчеры в Вильнюсе получили письмо с угрозой еще в 12:25, то есть до того, как лайнер пересек границы Белоруссии. Свидетельские показания самих пилотов лайнера, а также литовских диспетчеров почему-то пока нигде не цитируются.

Сообщения и комментарии средств массовой информации противоречат друг другу, фактов явно не хватает.

Судя по тому, как много и агрессивно выступают с публичными заявлениями в связи с этим делом адвокаты, которых охотно цитируют европейские и американские средства массовой информации, неопровержимых доказательств вины и обмана со стороны Белоруссии у них нет.

Как известно, в сомнительных делах с политической подоплекой заинтересованная сторона тем больше произносит гневных и обвинительных речей, попирая элементарные представления о презумпции невиновности, чем больше сомневается в выгодном для нее исходе судебного разбирательства.

Пустая бочка, как известно, гремит громче, чем полная.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме