Стрельба из "языкового оружия": как работает машина дерусификации Прибалтики и Украины

Молчание

Илья Морозов

Некоторые западные СМИ заговорили о русском языке как "оружии" и призвали страны, где он используется, "отмежеваться" от страны-носителя, создавая свои словари и отдельно исследуя язык. Этому же разрыву служит и планомерное создание "языкового кордона" вокруг России.

Недавно в Кремле состоялось заседание Совета по русскому языку, которое возглавил президент РФ Владимир Путин. На заседании советник российского лидера Владимир Толстой сравнил русский язык с оружием. Путин явно не одобрил такого сравнения и в ответной реплике попросил никого не употреблять слово "оружие" по отношению к языку. Однако некоторым СМИ хватило этого неосторожного сравнения для того, чтобы вновь заговорить о "русской угрозе" и заявить, что "для России даже язык может быть оружием".

"Как для Москвы вполне логично вкладывать средства в русский язык как в оружие или инструмент мягкой силы, так для стран с крупным русским населением имеет смысл инвестировать в составление словарей и в исследования и преподавание русского без какой-либо помощи или вмешательства со стороны Москвы. Если язык может быть превращен в оружие, значит, может быть превращен и обратно и использоваться в мирных целях", – пишет Bloomberg.

Невидимая борьба и хитрые уловки

Выходит, всем странам, где русский язык еще активно используется частью населения, судя по рекомендациям американской прессы, нужно срочно "отмежеваться" от исторической родины этого языка. Более того, приветствуются некоторые его изменения. Взять, к примеру, ту же Украину.

Так, и в СМИ этой страны, и в официальных заявлениях ее чиновников практически всегда звучат фразы, начинающиеся следующим образом: "офис президента сообщил…", "в офисе президента подтвердили…". Никто уже не говорит "аппарат" или "администрация президента", как это было принято раньше.

Вроде бы тоже русское слово, но есть одна деталь. Термин "офис президента" принято употреблять, скажем, по отношению к Соединенным Штатам Америки. В странах СНГ глава государства всегда имел "администрацию".

Вроде бы мелочь – как и уточнения "в Украине" или "на Украине". Но по факту Киев видоизменяет язык определенным образом. Он будто бы остается русским (там, где еще не запрещен), но уже немного отличается от того, на котором говорят в России.

Летом этого года на Украине вступила в силу новая редакция украинского правописания. Согласно этому документу изменяется написание русских фамилий – окончания -ой заменяются на -ий. Отныне князья Донской и Трубецкой на Украине – "Донський" и "Трубецький".

Неплохо справляются с задачей и прибалтийские государства, где заставляют видоизменять не только фамилии, но иногда и запрещают отдельные русские имена. Кстати говоря, в Литве, Латвии и Эстонии такая политика началась гораздо раньше, чем на Украине.

Вспомнить хотя бы случай 2013 года, когда власти Латвии запретили гражданину Сергею Антонову назвать сына Мироном. Тогда в местном ЗАГСе заявили, что назвать малыша в соответствии с законодательством можно только "Миронс", а это созвучно со словом "миронис", которое переводится с латышского как "покойник".

Почему русского языка так боятся?

Складывается впечатление, что Запад как бы предостерегает постсоветские страны. Статьи – вроде той, что опубликовали в издании Bloomberg – как бы "предупреждают" весь мир. Русский язык – это не что иное, как оружие, а значит, и относиться к нему нужно с большой опаской.

Но почему? Из-за чего перед этим языком такой страх? Baltnews задал эти вопросы исполнительному директору Центра политического анализа Вячеславу Данилову.

"Что русский ни возьмет, то все у него получается автомат Калашникова. Так что здесь все очевидно и традиционно", – заметил эксперт.

"Сам факт такой нервной реакции говорит о том, что Путин попал в точку. Очевидно, что строительство "языкового кордона" вокруг Российской Федерации не было чем-то спонтанным, а языковая политика в государствах "русского мира", очевидно, носит дискриминационный характер в отношении русского языка", – пояснил Данилов.

Кроме того, эксперт подчеркнул, что политика вытеснения языка из традиционного ареала его распространения – дело не одного дня и даже не одного поколения. Переучить на иной язык сложно, но можно. Если выполнять определенный набор правил – за два поколения успеха добиться вполне реально. Получается, уничтожение русского языка за границей, сведение его до маргинального – это вопрос всего каких-то 30 лет.

"Языковая изоляция означает для наших геополитических партнеров "ограничение влияния Кремля" и запрет гражданского общения между жителями соседних стран. Причем второе куда важнее, поскольку это общение – спонтанное. А вслед за общением без переводчика возникает доверие, за доверием – контакты, за контактами – бизнес и родственные связи и так далее. Вот этого всего боятся те, кто хочет Россию изолировать внутри ее национального языкового пространства", – заключил эксперт.

Что может помочь языку за границей выжить

Глядя на то, как "язык агрессора с Востока" притесняют в странах Балтии, а с 2014 года – и на Украине, складывается впечатление, что процесс уже не остановить. Кажется, что постоянные запреты на официальном уровне попросту "затрут" русский в сознании следующих поколений.

Однако не все так просто. Общество, что бы там ни предлагали в американских изданиях или даже в самом Вашингтоне, нельзя направить в нужное русло одними только приказами и запретами на правительственном уровне. Если для успешного развития карьеры, приличного заработка и налаживания полезных связей нужен будет русский, то его будут использовать несмотря ни на что.

Более подробно об этом специально для Baltnews рассказала кандидат исторических наук, генеральный директор "НИИ Социологии" Мария Филь.

Эксперт отметила, что все явные или скрытые санкции против русского языка направлены на то, чтобы таким образом навредить Российской Федерации. Однако борьба с языком может оказаться тщетной, если Москва будет вести себя должным образом. Причем это вовсе не означает, что нужна будет какая-то оголтелая контрпропаганда.

"Есть экономические процессы, которые объективно влияют на настроения людей. Их влияние иногда настолько сильно, что никакие рекомендации западных стран или откровенные нападки на конкретный язык должного эффекта все равно не принесут.

Взять, к примеру, прибалтийские страны, где в сфере услуг, несмотря на официальную позицию властей, знание русского – это иногда конкурентное преимущество. Особенно когда речь заходит о туристической отрасли", – сказала Мария Филь.

Социолог подчеркнула, что главное оружие против нападок на русский язык – это благополучная российская экономика и престиж государства на международном уровне. Если у россиян есть средства для посещения прибалтийских республик, Украины и других стран, если у них есть средства приобретать недвижимость, пользоваться услугами, делать инвестиции, то никакие официальные запреты на русский работать де-факто не будут. Население этих государств попросту будет их игнорировать.

"Это в определенном случае будет работать и в обратном направлении. К примеру, если украинцы продолжат так же часто и в том же объеме ездить в Россию на заработки, то они, несмотря ни на какую пропаганду, будут пользоваться русским, а значит, в сознании следующего поколения он не "затрется".

Если Москва сможет обеспечить должное развитие экономики, то контактировать с ней будет все больше людей, следовательно, русский будет постоянно актуальным для социума в других странах", – рассказала эксперт.

По мнению генерального директора "НИИ Социологии", хороший пример – это КНР. Сейчас китайский язык "покоряет" многие страны. Родители, если есть такая возможность, стараются отдать своих детей изучать этот язык просто на всякий случай.

Пекин уже достаточно долго демонстрирует стремительный рост, его влияние на международной арене все время повышается, а сотрудничество со многими государствами становится более интенсивным. Знать китайский – значит всегда иметь конкурентное преимущество на международном рынке труда.

Человек может жить вообще на другом конце планеты и не иметь с культурой Азии ничего общего, но это не помешает ему учить китайский, поскольку этот навык всегда сможет пригодиться.

"Пекин не вторгается в бытовую сферу, не навязывает агрессивно свою культуру и не заставляет своих соседей использовать его язык. Во многих странах та часть общества, которая хочет развиваться и просто хорошо зарабатывать, сама стремится выучить китайский. Никто этих людей не заставляет и не подталкивает к этому.

Такая же ситуация будет и в случае с бывшими советскими республиками и русским языком.

Разумеется, продвижение языка за рубежом должно быть многогранным. Это не должны быть скучные конференции, где будет интересно только пожилым профессорам. Нужна популяризация русского и среди молодежи. Но повторюсь, главный "козырь" – это благополучная экономика и интенсивные отношения в бизнесе и торговле с другими странами", – заключила социолог.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме