Новые кибервойска Европы: как страны Балтии возомнили себя "стражами галактики"

Кибервойна
Public Domain

Илья Круглей

Нидерланды, прибалтийские республики и несколько восточноевропейских стран решили встать на стражу кибербезопасности Европы. Правда, не совсем понятно, как они будут действовать, когда хакерам неважно, из какой страны атаковать.

Несколько стран Восточной Европы и Нидерланды готовы подписать соглашение о создании Сил быстрого кибернетического реагирования Евросоюза. Кстати, этот проект был одобрен еще в 2017 году участниками европейской программы Постоянного структурного сотрудничества (PESCO).

В итоге подписи в меморандуме поставили представители Польши, Хорватии, Румынии, Нидерландов, Литвы и Эстонии.

Согласно этому документу, Международная группа быстрого реагирования будет постоянно дежурить в различных локациях и сможет в любой момент противостоять кибератаке. Новообразованные военно-гражданские группы шести стран будут участвовать не только в виртуальных, но и при необходимости, в физических этапах расследования крупных инцидентов.

"В соответствии с соглашением, международные группы будут находиться в резерве в разных странах, готовые ответить на кибератаку", – пишет издание The Baltic Times.

Будет ли это работать?

Следует признать, что хакерские атаки и вообще вопросы кибербезопасности сегодня – это действительно очень актуальный вопрос для многих стран мира. Вот только мало кто из них готов сотрудничать в этой сфере.

Напомним, Россия уже неоднократно, в том числе и в ООН, предлагала создать международную организацию, которая занималась бы такими проблемами. Однако никто ее в этом не поддержал.

И вот теперь мы видим, как восточноевропейские государства вместе с Голландией решили создать что-то подобное. Правда, в очень узком формате, где участников всего шестеро.

Будет ли такая группа быстрого кибернетического реагирования эффективной? Свой скептицизм по этому поводу для Baltnews высказал руководитель Агентства кибербезопасности, член Экспертного совета при Комитете Государственной думы по информационной политике Евгений Лифшиц.

"Шесть стран не смогут по-настоящему эффективно бороться с кибертерроризмом. Это то же самое, если бы эти восточноевропейские государства начали бы уничтожать ИГИЛ (организация запрещена в РФ – прим. Baltnews). У них бы ничего не вышло. Противник, условно говоря, рассеется, а потом появится в другом месте. Чтобы его действительно уничтожить, нужна кооперация многих государств, а не маленькой группы", – объяснил эксперт.

Руководитель Агентства кибербезопасности объяснил, что для настоящей борьбы с такой угрозой необходима работа общемировой организации по типу ООН. Только тогда в техническом плане можно будет говорить о реальной борьбе с киберпреступностью.

Все страны должны, во-первых, договориться о том, кого они, к примеру, будут признавать кибертеррористами. Во-вторых, нужно запретить их деятельность юридически. Когда хотя бы два этих пункта будут признаны всеми государствами, хакерские атаки, телефонный терроризм и виртуальные нападения на критическую инфраструктуру уже можно будет пресекать по-настоящему.

"А какой толк будет, если этим занимается только шесть стран? Ну объединились они, допустим, появились специальные сквозные регламенты, позволяющие получать необходимые данные друг у друга, чтобы быстро вычислить преступника.

Но хакеры, которые будут совершать атаки на эти шесть стран, просто будут все время перемещаться географически туда, где группы быстрого реагирования не имеют полномочий и не обладают инструментами "захвата цели".

К примеру, Эстония, Польша, Нидерланды, Румыния, Хорватия и Литва вычислили группу хакеров, отследив их по каким-то адресам трассировки маршрута, которая находится в другой стране. Что им дальше делать?

Разумеется, они попросят эту страну предоставить им доступ к своим данным. А это займет очень много времени. Государства ведь не позволяют просто так вести мониторинг своего инфополя", – рассказал эксперт.

Лифшиц отметил, что у киберпреступника нет прописки, а проблемы в виртуальном пространстве практически у всех стран одинаковы – это опасность атак на инфраструктурные объекты и коммуникации (авиатранспорт, дороги, электростанции), телефонный терроризм, финансовые хищения.

По мнению эксперта, бороться с этим можно только всем сразу, а не по отдельности или группами. Поэтому инициатива восточноевропейских стран и Нидерландов, скорее всего, ощутимого результата не принесет.

Зачем создавать бесполезную структуру?

Вполне вероятно, что в Голландии и пяти восточноевропейских странах прекрасно понимают, что созданная ими структура все равно не сможет обеспечить должного уровня безопасности, о котором они так старательно говорят в европейских СМИ. Зачем тогда вообще заниматься подобным проектом?

И, кстати, чем объяснить немного нестандартный состав такой группы? С Эстонией, Литвой и Польшей все понятно, они близко расположены, имеют общие коммуникации. В каком-то смысле они воспринимают себя как часть одного региона. Румыния, Чехия и Хорватия также находятся в Восточной Европе и достаточно часто заключают различные соглашения в разных сферах.

Но почему в меморандуме стоит подпись Нидерландов? Как она оказалась в этой группе?
Как объяснил для Baltnews политолог, доцент РГГУ Вадим Трухачев, нужно смотреть не на эффективность будущей группы быстрого кибернетического реагирования, а на идеологическую составляющую ее участников.

Эксперт попросил не забывать, что у Нидерландов с Россией очень тяжелые отношения после истории с крушением Боингом MH-17. Они и раньше были сложными, поскольку Нидерланды постоянно уделяли повышенное внимание различным меньшинствам в РФ. Увы, но так Амстердам привык себя позиционировать на мировой арене.

"Нидерланды – это еще и одна из самых лояльных к США стран в Европе. В этом с ней далеко не все в ЕС могут сравниться. Именно поэтому я не вижу ничего удивительного, что Нидерланды решили присоединиться к инициативе, где присутствуют исключительно восточноевропейские страны.

Если мы посмотрим на состав государств, которые решили подписать меморандум о создании группы быстрого реагирования по кибербезопасности, мы удивительным образом увидим у них идеологическое сходство.

Нидерланды обозлены на РФ из-за якобы сбитого Боинга, по которому, кстати, будет сейчас проходить суд в Гааге. Хорватия на уровне элит и на уровне бытовом негативно относится к России из-за ее дружеских отношений с Сербией. Румыния, пожалуй, имеет меньше всего претензий к Москве, но даже у нее, если присмотреться, иногда проскакивают обиды за то, что СССР у нее Молдавию когда-то "отобрал".

О позиции Польши и прибалтийских республик, думаю, напоминать не стоит. Их отношение к РФ всем известно", – поделился мнением эксперт.

По мнению политолога, восточноевропейские государства могли принять участие в таком проекте по банальной причине – это деньги, которые, безусловно, потребуются на организацию кибервойск.

"Я вижу тут два объединяющих фактора. Первое – это идеологическая составляющая, при которой объединились те, у кого во внешней политике присутствует русофобия. Второе – деньги. Настоящим инициатором такого проекта, мне кажется, могла быть Голландия, а может быть, и Польша или прибалтийские республики. Но в любом случае Нидерланды будут главным спонсором.

Я напомню, в процентном выражении по затратам на европейский бюджет от своего ВВП Нидерланды стоят на первом месте в Европе (в чисто количественном – Германия). Кто бы ни был главным инициатором проекта, деньги будут просить у Амстердама. Вряд ли ЕС это придумал. Мне кажется, идея шла "снизу", то есть либо от Амстердама, либо от Прибалтики с Польшей", – рассказал доцент РГГУ.

Политолог предположил, что к этим шести странам в перспективе могут присоединиться и другие. Это может быть Латвия, возможно, Дания, которая также лояльна к США.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме