Как глава МИД Эстонии придумал "две правды" о конфликте в Южной Осетии

Министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу
© Vabariigi Valitsus

Анатолий Ядов

Министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу, как выяснилось, имеет сразу два мнения о трагических событиях в Южной Осетии в августе 2008 года. Одно из них – для эстонских "пользователей", второе – для совместного с другими государствами заявления.

Как выяснилось, министр иностранных дел Эстонии Урмас Рейнсалу имеет сразу два мнения о трагических событиях в Южной Осетии, произошедших в августе 2008 года.

Одну точку зрения подчиненное ему ведомство озвучило для эстонских "пользователей", и под совсем иной подписалось в совместном с другими государствами заявлении.

Две "правды" министра Урмаса Рейнсалу

Заявление для прессы, опубликованное представительством Эстонии в ООН и предъявленное соотечественникам министром иностранных дел страны Урмасом Рейнсалу, мягко говоря, отличается от того документа, который Эстония подписала совместно с несколькими другими членами Совета безопасности ООН.

Эстонский текст начинается, в частности, со слов: "[...] 12 лет с тех пор, как мы стали свидетелями полномасштабной военной агрессии России против Грузии, за которой последовала незаконная оккупация неотъемлемых частей Грузии – регионов Абхазии и Южной Осетии". Ну и дальше в том же духе.

В то время как подписанное той же Эстонией совместное с рядом стран Евросоюза, США, Великобританией, Норвегией и Ирландией заявление вовсе не содержит слов "агрессия" и "оккупация".

Та же фраза в начале "международного варианта" текста выглядит так: "[...] 12 лет с момента начала конфликта между Россией и Грузией 7 августа 2008 года".

Объективные факты очень помогают думать

Объективности ради надо сказать, что эстонское представительство имеет на своем интернет-сайте и этот вариант, но в самой Эстонии был озвучен только первый текст. Почему эстонские дипломаты во главе со своим министром подписываются под разными по сути оценками теперь уже исторических событий в Грузии в августе 2008 года? Это вопрос надо адресовать совести Урмаса Рейнсалу.

В принципе, на этом можно было бы и закончить "анализ" различий в двух текстах и, соответственно, различий в позиции относительно событий августа 2008 года Эстонии, а вернее, ее министра иностранных дел Рейсалу, и оценок тех событий его более приверженных фактам и объективности зарубежными коллегами.

Они, например, помнят, что военные действия под Цхинвалом начались с вооруженного нападения грузинских солдат на пост миротворцев ООН, что достойные доверия международные комиссии осудили действия Тбилиси, решившего путем насилия восстановить лояльность осетин и абхазов.

Но раз желает министр Рейнсалу, практически всего себя посвятивший борьбе с Москвой, дискредитировать свой пост и собственную страну, так и пусть себе. К тому же в последние годы Эстонии как-то хронически не везет с руководством внешнеполитической конторы.

Но, во-первых, за державу обидно, а во-вторых, Урмас Рейнсалу, по-видимому, ни в грош не ставит интеллект собственных соотечественников, скармливая им упрощенное, черно-белое видение происходящего на международной арене.

Министр мог проявить принципиальность

Казалось бы, если уж министр именно так видит события августа 2008 года и имеет на то основанные на фактах причины, так и стоял бы до конца, "лег костьми" в дискуссии с коллегами, не поступился бы принципами, клеймил и "выводил на чистую воду" злобную Москву. Отказался бы подписывать "неправильный" текст, в котором нет ничего про "полномасштабную войну".

Но нет ведь – Эстония в лице министра Рейнсалу фактически согласилась с оценкой событий в Грузии как неоднозначных и с тем, что Россию нельзя считать "агрессором" и "оккупантом". Однако для внутриэстонского пользования министр выдал ту версию, которую не стал отстаивать в ООН.

Вообще-то упомянутое заявление группы стран было принято после заслушивания отчета Мирослава Енча, помощника генерального секретаря ООН, о состоянии дел на границе между Южной Осетией и Грузией. Дела там обстоят, судя по всему, не самым лучшим образом, а противоречия и проблемы проистекают из того, что Россия признает государственную независимость Южной Осетии (а также Абхазии), а большинство стран ООН – не признают.

И при чем тут Центр имени Р. Лугара?

В дополнение стоит отметить, что эстонский вариант заявления по поводу годовщины трагических событий в Южной Осетии не содержит упоминания о военной лаборатории США в Грузии. В отличие от согласованного совместного варианта заявления.

Правда одной лишь фразой, которую можно смело отнести на счет творческого участия самих США в подготовке текста совместного заявления членов Совбеза ООН: "Мы также обеспокоены продолжающейся усилиями России кампанией дезинформации относительно пандемии и связанных с ней проблем здравоохранения, а также основанной на лжи пропагандой о [деятельности] центра Лугара [...]".

Речь идет, в том числе, и о закрытой части центра Лугара, где, как считают, находится биолаборатория Министерства обороны США на территории Грузии, факт существования и истинные задачи которой вызывают недоумение и подозрения не только у России.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме