Пакт Молотова-Риббентропа – удобный инструмент для политиков стран Балтии

Вид на Нижний город в Таллине с Вышгорода (Верхнего города), 1972 год
РИА Новости

Николай Филонов

Мы еще долго будем слышать мантры о преступности пакта Молотова-Риббентропа, а балтийские политики будут пытаться предъявить России требования о компенсации за "советскую оккупацию". Почему так?

23 августа исполняется 81 год с момента заключения договора о ненападении между Германией и Советским Союзом, который обывателю более известен как пакт Молотова-Риббентропа. Каждая годовщина подписания этого документа сопровождается в Прибалтике громкими политическими заявлениями, публичными мероприятиями и потрясанием кулаков в сторону соседней России, которая якобы несет ответственность за тот документ, а потому просто обязана каяться и выплачивать упомянутым в приложении к договору странам денежные компенсации.

Пожалуй, самым разумным с точки зрения сегодняшнего дня было бы оставить упомянутый документ на суд историков и идти дальше – без обвинений, требований и разыгрывания роли невинной жертвы. То, что многим казалось естественным с позиций перестройки в СССР и "Поющих революций", на сегодня в свете вскрывшихся новых исторических фактов уже не выглядит столь однозначно.

В конце 1980-ых данный договор был намеренно вырван из исторического контекста и выставлен как абсолютное зло затеявшими развал Советского Союза лицами. Многие в это поверили или посчитали удобным, и продолжают до сих пор повторять сочиненные когда-то идеологемы, используя их уже в современных чисто конъюнктурных политических интересах.

Юридически все корректно

Между тем, декларируемая эстонскими политиками "незаконность" заключения договора о ненападении между Германией и Советским Союзом и секретных протоколов к нему до сих пор остается исключительно политической оценкой, но не юридическим фактом. Как раз в части последнего и сам документ, и последовавшие вслед за ним шаги по инкорпорации стран Балтии в состав СССР абсолютно соответствовали законодательству и политической практике того времени.

Об этом, кстати, недавно упомянул в своей статье в американском журнале The National Interest и президент России Владимир Путин.

"Осенью 1939 года, решая свои военно-стратегические, оборонительные задачи, Советский Союз начал процесс инкорпорации Латвии, Литвы и Эстонии. Их вступление в СССР было реализовано на договорной основе, при согласии избранных властей. Это соответствовало нормам международного и государственного права того времени. Кроме того, Литве в октябре 1939 года были возвращены город Вильно и прилегающая область, ранее входившие в состав Польши. Прибалтийские республики в составе СССР сохранили свои органы власти, язык, имели представительство в советских высших государственных структурах", – подчеркнул глава российского государства.

Президент РФ Владимир Путин оставляет запись в книге почетных посетителей во время посещения главного храма Вооружённых Сил (храм Воскресения Христова) в подмосковном военно-патриотическом парке "Патриот"
© Sputnik / Алексей Никольский
Президент РФ Владимир Путин оставляет запись в книге почетных посетителей во время посещения главного храма Вооружённых Сил (храм Воскресения Христова) в подмосковном военно-патриотическом парке "Патриот"

Слова Путина подтверждает и историк Михаил Мельтюхов, говоря, что "советско-германский пакт о ненападении можно рассматривать как значительную удачу советской дипломатии, которая смогла использовать европейский кризис в своих интересах, переиграть британскую дипломатию и достичь своей основной цели – остаться вне европейской войны, получив при этом значительную свободу рук в Восточной Европе и более широкое пространство для маневра между воюющими группировками в собственных интересах".

Ответ на Мюнхенский сговор

С позиции сегодняшнего дня очевидно, что германско-советский пакт был заключен как ответный маневр на подписанное годом ранее (29 сентября 1938 года) Германией, Великобританией, Францией и Италией Мюнхенское соглашение (Мюнхенский сговор), которому последовали также военно-политические соглашения с Германией Эстонии, Латвии и Литвы (пакты Сельтера – Риббентропа, Мунтерса – Риббентропа и Урбшиса – Риббентропа). После объединения всего этого в единую картину говорить о том, что пакт Молотова-Риббентропа был чем-то особенным, не приходится. Тем более что и заключен он был уже после всех упомянутых документов.

Подписание германо-эстонского и германо-латвийского договоров о ненападении Вильгельмом Мунтерсом, Иоахимом фон Риббентропом и Карл Сельтером, 7 июня 1939 года
CC BY-SA 3.0 / wikipedia / Bundesarchiv
Подписание германо-эстонского и германо-латвийского договоров о ненападении Вильгельмом Мунтерсом, Иоахимом фон Риббентропом и Карл Сельтером, 7 июня 1939 года

Для СССР заключение договора о ненападении с Германией позволило оттянуть время начала войны и хоть как-то к ней подготовиться, в том числе за счет расширения сферы влияния, используя для этого согласующиеся с международным правом того времени инструменты дипломатического принуждения.

В результате страны Балтии поддались и без единого выстрела официально согласились с условиями вхождения в советскую сферу влияния (размещением на своей территории советских военных баз). В отличие от также упомянутой в секретном протоколе к пакту Молотова-Риббентропа Финляндии, которая выбрала путь сопротивления (Зимняя война), предпочтя остаться независимым государством.

Конструктива не будет

Современные политики стран Балтии вспоминать детали и общую картину того времени безусловно не желают. Иного от них и ожидать не приходится, ведь переоценка одного из заложенных в идеологию новой политической системы Прибалтики столпов означала бы конец карьеры для очень многих деятелей, сделавших имя на разжигании антироссийской истерии.

Кроме того, это отлично укладывается в стратегии некоторых западных союзников стран Балтии по созданию вокруг России кордона враждебно настроенных государств.

Именно поэтому мы еще долго будем слышать мантры о преступности пакта Молотова-Риббентропа, а балтийские политики будут пытаться предъявить России требования о компенсации за "советскую оккупацию". Переосмысление и конструктив, видимо, станут возможными тут не раньше, чем сменятся поколения.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме