Графика "красных линий": Евросоюз работает над "российской проблемой"

© AP Photo / Virginia Mayo

Алексей Языков

Брюссель собирается заставить Москву вести диалог с ним, а не с каждой европейской столицей по отдельности.

Отношения между Евросоюзом и Россией находятся в низшей точке, но станут еще хуже. Так можно кратко сформулировать содержание рамочной концепции российской политики ЕС, представленной верховным представителем альянса по делам внешней политики и безопасности Жозепом Боррелем 16 июня.

Этот документ не содержит никаких радикально свежих мыслей, но, как считает Брюссель, систематизирует взгляды альянса на принципы выстраивания взаимоотношений с Москвой. Можно не сомневаться, что совпадение по времени выступления Борреля, представившего результат размышлений и труда его команды над концепцией выстраивания отношений с Россией, со встречей президентов Владимира Путина и Джо Байдена в Женеве совершенно неслучайно.

Но почему Брюссель выбрал именно этот момент, можно пока только предполагать. Наиболее вероятно, что Евросоюз решил таким образом продемонстрировать общность позиций с США и дал понять, что Запад будет противостоять "агрессивной Москве" единым фронтом.

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель
© Sputnik / Алексей Витвицкий
Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель

В представленном Боррелем документе учтены итоги состоявшегося накануне саммита НАТО, поскольку концепция так же, как и итоговый документ встречи лидеров стран Североатлантического альянса, содержит, к примеру, утверждение о том, что Россия является стороной конфликта на Украине, а не посредником в его урегулировании.

Причем это сомнительное утверждение (которое Россию призывают признать истиной), страдая незавершенностью, не сопровождается требованием к Москве, например, прекратить военные действия. И, наоборот, соседствует с однозначной поддержкой Минских договоренностей, по смыслу которых Россия выступает как раз в роли посредника, а не участника вооруженного конфликта.

Вероятно, Брюсселю еще надо поработать над содержанием его внешнеполитической концепции и тщательнее продумать изложенные в ней причинно-следственные связи. Кроме того, ему, похоже, предстоит приложить немало усилий, чтобы убедить страны альянса совместно противостоять намерению России вести дела не с центральными властями Евросоюза, а с каждой из европейских столиц по отдельности.

Жозеп Боррель, который довольно болезненно относится к "российской проблеме" после своей раскритикованной коллегами поездки в Москву, дал понять, что союзным государствам следует чаще передавать Брюсселю полномочия на ведение переговоров с россиянами, что лишит тех выбора и возможности маневрировать.

России будут "давать отпор" и станут ее ограничивать

Концепция российской политики, которую еще предстоит утвердить на предстоящем Европейском совете, что может вызвать трудности, опирается, как пояснил Боррель, на три основных принципа: отпор, ограничение и вовлечение.

Последнее подразумевает избирательное поддержание и развитие лишь взаимовыгодных контактов и сотрудничество в вопросах, представляющих обоюдный практический интерес (например, борьба с терроризмом или разрешение конфликтов в третьих странах, борьба с потеплением климата). А также, например, облегченный визовый режим для молодежи и ученых, их участие в европейских программах обмена.

Не обошлось и без обещания поддерживать российских правозащитников и гражданское общество, что, кстати, можно при определенных обстоятельствах расценивать и как намерение вмешиваться во внутренние дела России.

Ну а первые два принципа включают в себя ставшую традиционной борьбу с "вредоносными действиями" России и ее попытками "внести разлад" в единые ряды стран Евросоюза посредством якобы широко практикуемой ею дезинформации, вмешательства в процессы демократических выборов, ну и так далее и тому подобное.

В качестве действенной меры отпора "агрессивным поползновениям" российского правительства, как заявил Жозеп Боррель, не исключается введение новых санкций. Причем направленных, возможно, на ограничение российского экспорта ископаемого топлива. Которое, как многозначительно отметил Боррель, в любом случае будет использоваться в Евросоюзе все в меньших объемах по причине декарбонизации его экономики и перехода на экологически чистые виды энергоносителей.

А следовательно, можно сделать вывод, что зависимость России от нефти и газа, спроса на них в европейских странах, сыграет с ней злую шутку, превратившись из источника доходов в инструмент давления на нее со стороны Евросоюза.

Высокое искусство начертания "красных линий"

Появление довольно пессимистической концепции политики Евросоюза в отношении России в один день с российско-американским саммитом могло быть организовано не только для демонстрации единства Запада. Нельзя исключать, что Брюссель демонстрирует готовность взять более суровый, чем Вашингтон, тон в диалоге с Москвой, поскольку, пообщавшись с президентом Джо Байденом во время его европейского турне, засомневался в способности американского лидера "справиться" с президентом Путиным.

Образно говоря, Евросоюз мог обеспокоиться рассеянностью американского лидера, который способен забыть дома красный маркер (тот самый, что необходим для проведения "красных линий") и возьмется рисовать их, скажем, желтеньким цветом, плохо различимым на белой бумаге.

Судя по суровым заявлениям президента Байдена и многочисленным разъяснениям и пояснениям, обильно публиковавшимся накануне встречи в лояльных властям американских и европейских крупных средствах массовой информации (особенно усердствовали почему-то немцы), американский лидер ехал на встречу в Женеве, чтобы "ломать об колено" президента Путина и Россию, указывать на "плохое поведение" и проводить уже упомянутые "красные линии".

Встреча президента России Владимира Путина с президентом США Джо Байденом в Женеве, 16 июня 2021
© AFP 2021 / BRENDAN SMIALOWSKI
Встреча президента РФ Владимира Путина с президентом США Джо Байденом в Женеве, 16 июня 2021

Причем складывалось впечатление, что наиболее приятным типом этих самых линии для американцев остается окружность небольшого диаметра с Москвой в ее центре.

Хотя Россия ранее и давала понять, что тоже умеет проводить "красные линии", и даже предлагала заняться этим совместно, Запад сомневается в праве и способности россиян познать и правильно использовать такого рода геометрию. С точки зрения некоторых европейских и североамериканских столиц, они далеко опережают Москву в умении начертания линий, доведя его до уровня высокого искусства с уклоном в абстракционизм.

Вот пособие по практическому использованию этого искусства и напоминает подготовленная в Брюсселе рамочная концепция выстраивания отношений с Россией.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме