Горе не от большого ума. Эстонию позорят ее "эксперты от науки"

Преподаватель университета читает лекцию
© AFP 2021 / DAMIEN MEYER

Алан Торм

Авторитетное мнение в СМИ может бросить неприятную тень на имидж всего государства, если, например, это предвзятое мнение видного ученого. Именно такого эффекта добился эстонский антрополог, рассуждающий о русофобии.

Очередной материал эстонского этнолога и антрополога Аймара Вентселя появился в местных СМИ под амбициозным названием "Кто такой русофоб?", и в начало этой статьи-мнения была вынесена суть рассуждений ученого:

"Обвинение в "русофобии" делает мир прекрасно черно-белым, узаконивает российскую политику для широких масс и помогает вертикали власти и лидерам общественного мнения "нижних этажей" социума все упорядочить в головах своих последователей". 

По всей видимости, предполагается, что мнение сие авторитетно и оспариванию практически не подлежит. Ведь господин Вентсель имеет возможности публиковать свои мысли в ведущих национальных СМИ, а большинство его оппонентов – вряд ли.

Можно было бы не обращать внимание на очередную русофобскую статью в эстонских СМИ. Но этот материал примечателен тем, что автор – ученый. Поэтому субъективность его суждений отдает не отсутствием ума, а намеренностью смысловых искажений и расчетом на то, что читать его будут люди, умом не обремененные.

Современное информационное пространство, в котором множество людей вынуждены находиться бо́льшую часть времени, позволяет легко и незаметно формировать в головах и душах читателей нужные суждения и отношение. Кому это выгодно? Всем, кто использует массы для достижения своих целей, – политикам, бизнесменам, организациям, государствам, партиям, различным движениям и так далее.

Роль авторитетного мнения никто не отменял, и СМИ активно привлекают в качестве спикеров специалистов из различных областей, буквально создавая новости. Ну, а насколько тот или иной спикер действительно авторитетен в своей сфере деятельности – вопрос совести самого спикера и чистоплотности СМИ.

Зачем пишете, господин Вентсель?

Специалист в области физики, нелинейной динамики, естествознания, истории и методологии науки Сергей Валянский в одной из своих книг писал:

"В 60-х годах прошлого века правители США поставили задачу – контролировать американских граждан, не прибегая к силовому насилию. Разработанные ими механизмы и принципы стали распространяться по миру с помощью влиятельных сил (ученых, прессы, "духовных лидеров") "на местах". При этом обычные люди не видят реальные причины происходящего и тратят свои силы на борьбу с ложными целями. В 50-х годах американский ученый Эрроу доказал теорему о несостоятельности общественного (коллективного) выбора. При демократии власть принадлежит вовсе не народу. Народ здесь лишь один из аргументов в споре претендентов на первые роли. […] Немногочисленные центры, создавая для себя комфортные условия, приводят к "беспорядку" остальную часть планеты. Поэтому и возникает необходимость создания унифицированного человека, легко манипулируемого, удобного для эксплуатации".

И будто иллюстрируя собой действие оговоренных "механизмов и принципов", эстонский ученый постарался убедить читателей в том, что русофобия – это нечто, намеренно порожденное современной Россией, определяющее ее политику и позволяющее, судя по рассуждениям господина Вентселя, якобы незаслуженно присваивать звание русофоба отдельным личностям.

Как и положено ученому, он активно пользуется терминологией, но при этом лукавит. В открытом информационном пространстве можно легко обнаружить аналогичный термин применительно к политике Великобритании, продвигаемой ее правительством, – "англофобия". И речь идет именно о политике – никак не о самом этносе, его культуре и прочих особенностях и достижениях народа и страны. Так что смысл понятия "русофобия" – не открытие для общественности, не изобретение России, и уж тем более не статья ее внешнеполитической стратегии.

К слову сказать, автор данного материала – англофоб, откровенно не приветствующий многовековую политику вмешательства Великобритании во внутренние дела многих стран мира. Однако это не мешает ему уважительно относиться к культурным, научным, цивилизационным достижениям англичан и иногда говорить на их языке. А также, и это главное, не служит поводом для расшатывания государственности самой Великобритании и формирования у представителей ее народа негативного отношения к их собственному правительству и жизнеустройству.

"Политическая семиотика – интересная штука. Хотя бы потому, что терминология меняется и развивается постоянно, преодолевает государственные границы и адаптируется под местные условия. Сейчас слова "русофоб" и "русофобия" живут хорошо. Они настолько универсальные, что я даже представить не могу, какие выражения могли бы их заменить. Да пока это и не нужно", – пишет эстонский ученый.

Действительно, интересно. Но выражения для замены термина "русофоб" есть – например, участник информационной войны против Российской Федерации. Тот, кто систематически и намеренно очерняет образ России, дискредитирует ее правительство или отдельных государственных деятелей, ее политику, поддерживает несистемную оппозицию, занимается фальсификацией фактов – как исторических, так и современных. И, что важно, судит о многих вещах предвзято, субъективно, бездоказательно.

Собственно, именно этим, судя по всему, и занимается господин Вентсель по отношению к России. Прикрываясь своим ученым званием.

О санкциях, Крыме, сыре и вакцине

В отличие от эстонского ученого, мы обратимся к фактам – тому, что пишет он сам. А пишет он, например, что "несколько лет назад многие в Эстонской Республике стали русофобами. Соответствующий сертификат с запретом на въезд в Россию им выдали прямо в российском посольстве".

Лукавство или передергивание содержится буквально в каждом слове. Поскольку ученый не упомянул (для полноты картины), что после 2014 года многие демократические западные государства, к коим относит себя и Эстония, как член Евросоюза и НАТО, крайне "демократически" отнеслись к событиям в Крыму и первыми начали активное противостояние по отношению к России, фактически наплевав на волеизъявление огромного числа жителей полуострова.

И методы "не пускать, запретить въезд, поставить под санкции" первыми использовали именно западные демократы, а со стороны России последовал, как сейчас принято говорить, симметричный ответ. В конце концов, любое государство обязано себя защищать.

Далее ученый пишет: "В первый раз русофобом меня окрестили в 2015 году на международной конференции в Вильнюсе. Там было много российских коллег, и мы с одним старым знакомыми достаточно жестко поспорили на тему Крыма. Коллега стал лоялен Кремлю и посчитал, что произошедшее с Крымом во всех отношениях законно и никто не пострадал. Я озвучил иное мнение. Да, были такие времена, эмоции бурлили, а среди ученых царило напряжение именно по политическим причинам. И вот оно, ура! "Аймар, а я и не знал, что ты русофоб", – сказал коллега".

Хотелось бы спросить у господина Вентселя, как он отнесся бы к оголтелой массированной критике, экономическим санкциям и прочим методам давления на Эстонию, если бы они последовали в ответ на волеизъявление эстонцев, выстроившихся в "Балтийскую цепь" в 1989 году? И так ли уж нереально было бы тогда появление термина "эстонофобия"?

Акция "Балтийский путь" 23 августа 1989 г.
РИА Новости
Акция "Балтийский путь" 23 августа 1989 г.

Еще один случай из жизни господина Вентселя: "Второй раз русофобом меня назвали в одной прокремлевской группе эстонских русских в Facebook. В русофобии меня обвинил модератор группы, бывший журналист, внештатный сотрудник российского "пропагандистского канала" "Спутник". В группе разговор крутился вокруг того, что все же лучшая вакцина от коронавируса – это российский "Спутник". А я написал, что в России даже сыр не умеют делать, что уж тут про вакцину говорить".

Ну, что сказать, господин Вентсель? Во-первых, странно, что вас занесло в "прокремлевскую группу эстонских русских в Facebook" – обычно в таких специализированных сообществах состоят или из-за интереса, или по службе (например, на информационном фронте). Ну а "в России даже сыр не умеют делать, что уж тут про вакцину говорить" – аргумент, конечно, "высшей категории", основанный на "максимально объективных" научных данных – что называется без комментариев.

Еще одно откровение эстонского ученого: "Кстати, еще одна забавная история. Когда Россия в 2014 году запретила импорт продуктов питания из "враждебных" государств, то в стране снизилось качество всех продуктов. Молочную продукцию при этом начали делать из пальмового масла. Такие суррогаты весьма противны на вкус. Но почему-то именно производимый в России сыр вызывает у патриотов Кремля особенно болезненную реакцию. Причем и у живущих в Эстонии". Ничего, кроме недоумения, такие заявления не вызывают.

Опять вспоминаем, что первыми возникли антироссийские санкции в 2014 году, и уже потом последовала ответная реакция России, что объективно в условиях геоэкономической конкуренции. Было бы странно, если бы государство не принимало мер для организации внутреннего рынка и защиты своего производителя. Другое дело, что не все сразу хорошо получается. А у кого получается все и сразу хорошо? Может быть, в самой Эстонии все безукоризненно?

Кстати, о продуктах. Автор данных строк перепробовал большинство молочных, и не только, продуктов что в Эстонии, что в нынешней России. И может позволить себе утверждать: многие молочные продукты в Эстонии в пищу годятся лишь номинально – они не киснут, а гниют, что странно. А вот молоко, произведенное в России, киснет естественным образом и превращается, например, в неплохой домашний творог, что естественно. А некоторые эстонские сыры (да и многие другие продукты) сегодня есть практически невозможно – они начинают вызывать аллергию. Зато сыры, как и многие другие продукты, в России заметно качественнее и вкуснее.

Так что лукавит, если не сказать больше, господин Вентсель. Пользуясь тем, что проверить его слова смогут далеко не все эстонцы. Как не сможет пока большинство эстонцев побывать в Крыму, пообщаться с крымчанами и услышать от них откровение о том, что больше всего на свете те бояться вдруг вновь проснуться на Украине.

"Большое видится на расстоянии"

И стало вдруг стыдно. Стыдно и обидно за Эстонию. Ведь пройдут десятилетия, и когда-нибудь следующие поколения будут изучать нынешнее время по материалам СМИ, книгам, фотографиям, фильмам и, конечно, социальным сетям, стараясь понять, что же двигало отдельными людьми и политиками, как и почему именно так развивалась страна. И проследить причинно-следственные связи в нашем времени будет гораздо проще, благодаря плотному информационному пространству.

Время пройдет, страсти вокруг российских сыра или вакцины улягутся, появятся иные проблемы и вопросы. И вот тогда детали сегодняшних событий, объективность или субъективность отдельных высказываний, их нравственное содержание и ответственность говорящего или пишущего станут наиболее видимыми. И бросятся в глаза словесные и смысловые манипуляции, подчиненные определенным целям – своим ли?

Совсем недавно еще один эстонский ученый, президент Академии наук Эстонии Тармо Соомере сказал, не оценивая текущую политику Эстонии в отношении России (и наоборот), но будто намекая на то, что инициатива негатива в отношениях между двумя странами принадлежит именно эстонской стороне: "На уровне человека мы не вправе демонизировать никого. Войны стали такими разрушительными, когда противника стали демонизировать. Все войны, в том числе "гибридные", стали проходить фазу демонизации, и они не только приносят человеческие жертвы, но и разрушают мировоззрение людей". 

Безусловно, ответственность лежит на тех, кто начинает тот или иной разрушительный процесс, кто поддерживает негативные тенденции, искажает факты. И уже неважно, стало это следствием отсутствия ума или умелого манипулирования. В последнем варианте, особенно со стороны ученого, это еще и безнравственно по своей сути. А потому вдвойне стыдно.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме