Глава профсоюза нарвских энергетиков: "Наш регион в Эстонии всегда был изгоем"

Эстонская электростанция
© CC BY-SA 3.0/ wikipedia / Narva69

Майя Бобенко

Baltnews обсудил с председателем профсоюза Narva Energia Андреем Зайцевым будущее сланцевой энергетики в Эстонии, проблемы безработицы в Ида-Вирумаа и итоги встречи с правительством по вопросу перспектив трудоустройства нарвских энергетиков, оставшихся невостребованными в своей стране.

– Г-н Зайцев, в связи с чем возникла ситуация, которая привела к массовому сокращению сотрудников Eesti Energia?

– Ситуация началась еще зимой, когда вся электростанция была остановлена, в работе оставалось только 1,5-2 энергоблока из 11 имеющихся, поэтому в первом полугодии прошли первые сокращения – почти 500 человек в нашем регионе были уволены.

Ситуацию пытались каким-то образом разрешить, профсоюзы вынесли эту проблему на обсуждение в правительство, чтобы нам хоть кто-нибудь мог объяснить дальнейший план, как наша страна в будущем будет обеспечиваться электроэнергией.

© Sputnik / Евгений Ашихмин
Председатель профсоюза Narva Energia Андрей Зайцев

После визита к нам на электростанцию президента Керсти Кальюлайд настроения только ухудшились. Ею была высказана идея, что необходимо закрыть все и дышать свежим воздухом.

Месяц назад была инициирована встреча с премьер-министром [Юри Ратасом] в Доме Стенбока, где мы показали ему материалы по имеющейся проблеме. На сегодняшних переговорах (9-го июля премьер-министр Юри Ратас и министр экономики и инфраструктуры Таави Аас обсудили с представителями Eesti Energia, профсоюзов и Кассы по безработице судьбу нарвских электростанций – прим. Baltnews) у него спросили, что за этот период было сделано.

© facebook / Jüri Ratas
Встреча премьер-министра Эстонии Юри Ратаса с энергетиками Нарвы, 9 июля 2019

Есть моменты, которые одобрены эстонским правительством, в частности использование древесной щепы, обсуждается плата Eesti Energia за поддержание стратегического резерва мощностей – два энергоблока, которые работать не будут, но государство их будет дотировать и сохранит за ними работников. Однако это все крохи.

– Какой тогда выход?

– Глобального выхода, а тем более краткосрочного плана решения этой проблемы озвучено не было.

Да, говорилось о том, что принято решение о строительстве завода по производству сланцевого масла, завода по рафинированию этого же масла, чтобы из него производить топливо, но это все – долгосрочные планы, которые воплотятся в жизнь через четыре-пять лет.

А что делать с работниками, которые сейчас не понимают и не знают, как быть дальше? С 1-го августа к сотрудникам электростанций применяется так называемая уменьшенная оплата труда, которую позволяет выплачивать закон.

– На одной из встреч представителей эстонских профсоюзов и бизнеса обсуждалась идея производства ветряков. Как ее оценивает правительство?

– Да, в свое время ко мне обратились бизнесмены. Они, пользуясь этой ситуацией, хотели, чтобы мы тоже подключились. Понятно, что это некое лоббирование их интересов получается. Мы подписали соглашение о намерениях, не обязывающее друг друга к каким-то действиям.

Эти люди, по крайней мере, предлагают реальные рабочие места в Нарве за счет строительства завода. Уже осенью они готовы начать производство лопастей для ветрогенераторов и взять, как минимум, 200-300 человек сразу на работу. В течение нескольких лет они смогут предложить до восьми тысяч рабочих мест – для региона это спасательный круг.

– А как правительство к этому относится?

– В конце встречи я задал вопрос об этом предложении бизнесменов. Из уст министра [экономики и инфраструктуры Таави Ааса] прозвучали такие слова: "Пусть работают, но соблюдают все правила".

© Baltnews / Семен Бойков
Встреча премьер-министра Эстонии Юри Ратаса с энергетиками Нарвы, 9 июля 2019

– И что это значит?

– Если мониторить эту ситуацию, то там есть некоторые "непонятности" бизнеса с министерствами, в частности с Минобороны из-за того, что ветряки мешают работе радаров: где-то превышена длина лопастей и тому подобное.

– То есть правительство не в восторге от этого предложения?

– Они не сказали ни да, ни нет. Они не могли сегодня что-то конкретное сказать. Да, они нас услышали, какие выводы сделают – посмотрим.

– А какие альтернативы они предлагают?

– Альтернативных рабочих мест нет, на сегодняшний день никто ничего не озвучил. Касса по безработице постоянно говорит о том, что они готовы принять сколько угодно людей, переучивать их. На наш вопрос "на кого переучивать?", как правило, ответы очень расплывчатые и туманные – "у нас очень много вакансий предлагается, но рабочие места с достойной заработной платой единичны".

– Какой уровень зарплат сейчас у энергетиков?

– Выше среднего по Эстонии, более-менее адекватная заработная плата, все зависит от уровня образования и должности работника.

– Какие настроения среди представителей вашей профессии? Верят ли они, что удастся выйти как-то из этого кризиса?

– Настроения крайне негативные. Если на сегодняшний день людям предоставили график работы на следующий месяц с сокращением оплаты труда, вынужденные отпуска, то какое может быть настроение? Люди имели гарантированную работу, гарантированную заработную плату, у них на сегодняшний день есть много обязательств – кредиты, лизинги и тому подобное.

Самое плохое в этом – это чувство неопределенности, никто не может конкретно сказать, будет энергетика работать или нет?

Если бы мы от кого-то это услышали, было бы проще принимать дальнейшие решения, например, уже искать новую работу. Хотя сегодня уже многие находятся в ее поиске.

– Как вы оцениваете будущее Ида-Вирумаа в связи с этой ситуацией?

– Как говорил в свое время директор Департамента гражданской миграции (в этом году эта фраза звучала вновь): "В Нарве не должно проживать свыше 30 тысяч человек, иначе это представляет угрозу государству". Это бред! Но это говорят наши "сильные мира всего".

– А как к проблемам энергетиков относится население региона?

– Сейчас ему не до того. Население работает, здесь много высококлассных специалистов. Мы, энергетики, не хотим сидеть на шее у государства и получать пособия, мы хотим работать и получать за свой труд адекватные деньги. А не работать, как нам предложили, кассиром в Maxima или Prisma.

– Есть ли такое ощущение, что регион получает недостаточное внимание со стороны центра?

– Это ощущение есть с момента восстановления независимости, и это никто не скрывает. В последнее время стали обращать внимание на регион Ида-Вирума, а в целом мы всегда здесь были изгоем.

Ссылки по теме