Когда украинские мигранты страшнее любых санкций: в Эстонии намерены выдворить заробитчан

Строитель
РИА Новости

Денис Гаевский

Антииммиграционные инициативы Консервативной народной партии Эстонии хотя и выглядят пока маргинальными, могут иметь далеко идущий характер. Такая риторика может вынудить эстонский истеблишмент ужесточить миграционную политику в отношении украинских граждан, которым станет сложнее пересекать границу Эстонии.

Превращение Украины после Евромайдана в страну массовой трудовой миграции затронуло в том числе страны Прибалтики.

С одной стороны, благодаря украинским гражданами прибалтийские республики компенсируют недостаток предложения рабочей силы на местных рынках труда, а заодно решают свои демографические проблемы.

С другой стороны, национал-консервативная часть общества стран Балтии начинает выражать недовольство относительно того, что увеличение количества украинских трудовых мигрантов размывает этнический и языковой состав прибалтийских стран, а также приводит к демпингу на рынке труда.

Наиболее популярны среди украинских трудовых мигрантов Литва и Эстония, где работают на постоянной основе около 20 тысяч выходцев с Украины. На порядок менее популярна Латвия, хотя ее также не обходят стороной украинские граждане.

Политический класс республик Прибалтики в силу объективных и субъективных обстоятельств нередко вынужден двигаться в фарватере повестки, которую задает национал-консервативная часть общества.

В свою очередь рост количества украинских трудовых мигрантов, в большинстве своем русскоязычных, не коррелирует с гуманитарной политикой прибалтийских государств. Для Литвы, моноэтнической страны, риски, если рассматривать ситуацию с правоконсервативных позиций, незначительны, но для Эстонии, фактически двухобщинного сообщества, положение дел несколько иное.

По итогам последних парламентских выборов в Эстонии свои позиции серьезно укрепила Консервативная народная партия Эстонии (EKRE), войдя в состав правящей коалиции и заполучив министерские портфели. Одним из программных пунктов EKRE является уменьшение иммиграции в Эстонию в целях сохранения национальной идентичности.

С недавних пор фокус внимания лидеров EKRE сконцентрирован на ограничении количества украинских трудовых мигрантов. В то же время официальный Таллин позиционирует себя в качестве одного из лоббистов Киева на международной арене (как минимум, так было при Петре Порошенко), и, по словам бывшего украинского президента, "больше всех помогает Украине в пересчете на душу населения". Высокий уровень отношений сохраняется и при президенте Владимире Зеленском, который намерен реализовать проект "государство в смартфоне", опираясь на опыт Эстонии.

В апреле этого года Мартин Хельме, один из лидеров EKRE и нынешний министр финансов Эстонии, высказался о том, что эстонцы рискуют из-за роста количества украинских мигрантов остаться в меньшинстве в собственной стране.

"В случае с Украиной мы не можем закрывать глаза на тот факт, что многие из них – русские с востока Украины, русскоязычное сообщество. У нас тут и так очень много русскоязычных, и если мы продолжим завозить их, то как эстонцы скоро окажемся в меньшинстве. Это – не о’кей, и меня не интересует, что вести бизнес по-другому не получается", – заявил Хельме.

"Прокремлевские" настроения в Эстонии

Наверняка не добавил оптимизма эстонским правоконсерваторам тот факт, что первый тур выборов президента Украины и затем парламентские выборы на заграничном округе в Эстонии выиграли Юрий Бойко и его партия "Оппозиционная платформа – За жизнь" соответственно.

Юрий Бойко и другие лидеры этой партии, прежде всего Виктор Медведчук, известны тем, что регулярно проводят встречи с российским руководством и партией "Единая Россия".

Получается, что EKRE может обыгрывать месседжи о победе "прокремлевских политиков" на открытых украинским диппредставительством избирательных участках в Эстонии и о невозможности украинцев, стоящих на идеологических принципах, исповедуемых партией Бойко-Медведчука, интегрироваться в эстонское общество.

Отец Мартина Хельме, глава МВД Эстонской Республики Март Хельме, недавно высказался о том, что следует ограничить безвизовый режим с Украиной, приводя ровно те же аргументы, что и его сын.

Март Хельме добавил, что работает над отменой иммиграционных льгот для украинцев, в которых, по его мнению, заинтересованы крупные строительные компании, нанимающие дешевую рабочую силу с Украины.

Впрочем, настрой Марта Хельме несколько остудили его коллеги по правительству, аргументировано объяснив, что ограничивать "безвиз" с Украиной могут лишь исполнительные органы Евросоюза, да и в целом такие инициативы противоречат внешней политике официального Таллина. В последнем отчете Евросоюза относительно функционирования "безвиза" с Украиной был целый ряд замечаний к официальному Киеву, но не имевших критических последствий.

Пиар партии Хельме

Ясно, что подобные высказывания семьи Хельме – это прежде всего работа на собственный электорат и политический пиар для поддержания рейтингов.

С другой стороны, инициативы семьи Хельме, вопреки тому, что они пока выглядят маргинальными, могут иметь далеко идущий характер. Риторика EKRE может вынудить эстонский истеблишмент ужесточить миграционную политику в отношении украинских граждан, которым сложнее станет пересекать границу Эстонии (через авиационные пункты пропуска либо со стороны России) и тяжелее получать разрешения на работу и карту е-резидентов.

Хотя и в этом можно найти позитивные моменты, особенно учитывая, что президент Зеленский провозгласил цель вернуть на Украину многочисленных украинских трудовых мигрантов в период своей каденции.

Кроме того, в перспективе будет либерализирован рынок труда Германии, который в том числе будет абсорбировать украинских граждан, уже имеющих опыт работы в восточноевропейских государствах ЕС.

Эстонские политики, хотя и отличаются большим прагматизмом по сравнению со своими коллегами из других прибалтийских республик, все равно нередко ставят политику впереди экономики. Ирония судьбы может заключаться в том, что ограничение трудовой миграции с Украины, как это предлагает Хельме, нанесет ущерб эстонской экономике, чьи темпы роста сдерживаются дефицитом рабочей силы.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Ссылки по теме