tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Россия-Запад

Заместитель Председателя Совета министров Эстонской ССР и глава Комитета государственного планирования Эдгар Сависаар, 1989 год
РИА Новости

В начале своего пути Народный фронт предлагал правильную модель перестройки

В Таллине отметили 30-летие создания самой массовой гражданской инициативы страны – Народного фронта. О том, сумели ли воплотить в жизнь свои идеи вдохновители "перестройки" Эстонии, и является ли современная Центристская партия продолжателем курса народофронтовцев, Baltnews.ee поговорил с одним из участников движения Игорем Розенфельдом.

– Г-н Розенфельд, как вы считаете, удалось ли осуществить Народному фронту все, о чем мечталось тридцать лет назад?

Игорь Розенфельд
© фото из личного архива. Игоря Розенфельда
Игорь Розенфельд

– По моему мнению, Народный фронт предлагал правильную версию перестройки советской системы, говоря о ее реформировании – это была первая идея движения. В то же время начали действовать и другие политические группы, в частности, Конгресс Эстонии – национал-консерваторы, выступающие за восстановление довоенной Эстонской республики и развал существующей системы. Но если рассуждать о том, чем являлась в тот момент Эстонская ССР, имевшая определенную промышленность, сельское хозяйство и, например, рыболовецкий флот, то определенно можно сказать – в республике было то, что могли бы сохранить для независимого государства. Но это предполагало совсем другую идеологию, чем ту, которую несли правоконсервативные политические силы в лице Марта Лаара. Именно они пошли на уничтожение советского экономического наследия.

Вид на Нижний город в Таллине с Вышгорода (Верхнего города), 1972 год
© РИА Новости
Витрина СССР: как жила Прибалтика в советские годы

Эта политика привела к тому, что мы сейчас имеем – отсутствие своих банков, проблемы с сельским хозяйством, которое оказалось теперь никому не нужным. Народный фронт Эстонии представлял, по-видимому, более правильную программу постсоветских реформ, но победила правоконсервативная концепция, которую выражают такие партии, как EKRE и "Отечество". Вот, кстати, определенное время даже не справляли юбилейные даты создания Народного фронта, так как государство позиционировало его как что-то не очень хорошее, звучали обвинения в связях с КПСС и КГБ.

По моему мнению, он мог дать значительно более эффективное развитие Эстонии, нежели то, которое ей дали консервативные силы.

– На базе Народного фронта была сформирована Центристская партия. Является ли она сейчас продолжателем тех идей, которые были заложены изначально в Народный фронт?

– Центристская партия во главе с Сависааром очень долгое время находилась в оппозиции и пыталась сопротивляться политическому курсу национал-консерваторов.

Можно сказать о том, что в самой партии центристов существовали правое и левое крыло, последнее потерпело поражение в 2016 году. Чтобы центристы вошли во власть, правящая правая партия поставила условие – фактическое снятие с должности председателя Сависаара. Приход Центристской [партии] к власти, конечно, стал позитивным моментом, но ослабление ее левого крыла дало возможность очень многим случайным людям занять высокие места в партии.

Недостаток Сависаара заключался в том, что он был недостаточно гибок.

Попытка создать отдельную партию на муниципальных выборах 2017 года не была реалистичной, этому противодействовали слишком серьезные силы. Провал попытки привел к исключению из рядов центристов многих активных политиков левого крыла партии, в том числе яркого политика Ольгу Иванову. Допускать такое поражение левого крыла партии было неправильно.

– Какая перспектива у левого крыла Центристской партии?

– Есть такое понятие, как "правый истеблишмент", большинство правящих партий Евросоюза являются таковыми, а левые всегда являются оппозицией.

Ольга Иванова
© Sputnik / Вадим Анцупов
Депутаты из Нарвы стали для Ратаса разменной монетой – Иванова о выходе из правления Центристской партии
В связи с этим попытка создания отдельной партии в 2017 году, на которую надеялся Сависаар, была не осуществима. То же самое сейчас и с Объединенной левой партией – они правильно ставят вопросы, но на политическое поле им не выйти. Поэтому важно поддерживать левое крыло именно в рамках Центристской партии – это единственное, что остается.

Относительно нынешнего руководства партии надо понимать, что Ратас не может быть человеком левого крыла. Он должен быть принят в правую партийную коалицию, ему нужно представлять Эстонию в Евросоюзе. Представители левого крыла партии могут на него оказывать влияние, но хотеть, чтобы он и его окружение вели себя как Яна Тоом – нереалистично.

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас
© РИА Новости
Яна Тоом: Даже молчание Нарвы не помешает Юри Ратасу переизбраться снова

– А что касается тех пунктов программы, с которыми Центристская партия шла на выборы – в частности, обещала сохранить русскую школу и решать вопрос неграждан? Как дальше будет реализовываться сценарий в этих вопросах?

– Сейчас мы видим, что институт неграждан до сих пор существует, а в парламенте все чаще возникают дискуссии на тему перехода системы образования на государственный язык.

Есть четкая позиция по вопросам русскоязычного населения Эстонии занимает левое крыло центристов – Яна Тоом, Михаил Кылварт и другие. В то же время правое крыло пока не готово к реальному решению этих вопросов, но, если бы левое крыло сохраняло свое влияние, оно могло бы отстаивать эти позиции. Тем не менее перспектива не радужная – думаю, что в новом составе Рийгикогу левое крыло будет представлено меньше, чем сейчас. Ведь нынешняя центристская фракция в Рийгикогу сформировалась еще под влиянием Эдгара Сависаара и его сторонников.

Загрузка...

Сюжеты