tallinn
Литва
Эстония
Латвия

Авторы

«Политкорректор» с Сергеем Середенко
© BaltNews.ee

«Политкорректор» с Сергеем Середенко: скандалы, аресты, преследования

Когда я обещал читателям «Политкорректора» новый увлекательный сезон прибалтийской Санта-Барбары про «оккупацию», то как в воду глядел.

В Латвии в четверг прошла международная конференция «Почему необходимо подсчитать причиненный советской оккупацией ущерб?», в которой приняли участие министры юстиции всех трех стран Прибалтики. Для ответа на «почему?» конференцию собирать не надо – нет денег. Гораздо насущнее вопрос – «как?».

Лет 10 тому назад я проводил свое исследование того, как в Эстонии подсчитывали «ущерб от оккупации». Если не ошибаюсь, то в 1993 году была создана парламентская комиссия, которая имела поручение подсчитать этот самый ущерб, и сроку ей было назначено – полгода. Комиссия эта, согласно решению о ее создании, была юридическим лицом – факт, достойный всяческого внимания. И понадобилось этому юридическому лицу всего 10 лет, чтобы представить результат своей работы – какую-то очередную «белую книгу». При этом идеи о «компенсации» были революционными, вплоть до выделения Эстонии лесных концессий в Новосибирской области. Потом все затихло и всплыло опять в 2005 году, когда молодой министр юстиции К.-М.Вахер получил поручение разработать соответствующий иск. Паренек не разобрался, что к чему, и через полгода доложил об исполнении. После чего практически немедленно был отправлен в отставку. В 2008 про суд с Россией на тему «компенсации» заговорили президент Т.-Х.Ильвес и нынешний министр юстиции У.Рейнсалу, но грянул южноосетинский конфликт, и опять все заглохло. И вот теперь снова нет денег…

Реакции из России меня, откровенно говоря, раздражают. Могли бы подготовиться за столько лет. Д.Рогозин, например, пообещал прибалтам «от мертвого осла уши». Грубо. Глава Совета по правам человека при президенте РФ М.Федотов заявил, что у инициативы прибалтийских государств потребовать компенсацию ущерба за советскую оккупацию нет правовых перспектив, поскольку Россия сама является жертвой тоталитарного режима: «Я призываю правозащитников Латвии, Литвы, Эстонии продолжить общую работу по увековечению памяти жертв политических репрессий. Это наша общая трагедия, наша общая боль, и мы должны по крупицам восстанавливать эту трагическую часть нашей общей истории вместе».

Я, хоть и правозащитник, призыв этот проигнорирую. Во-первых, потому, что моя специализация – живые люди. При всем уважении и светлой памяти к жертвам репрессий. А, во-вторых, потому, что уже долгие годы добиваюсь этого исторического суда всеми доступными мне методами. Я ведь тоже практиковал дзюдо: войти в движение соперника и сделать его своим. Поэтому российский ответ на прибалтийские претензии, если они когда-нибудь состоятся, может быть, на мой взгляд, только один: «Конечно! В каком суде?».

Вот тут начинается ступор. Потому что, кроме Международного суда ООН, других судов просто нет. Проще созвать свой, специально для рассмотрения этого спора. И, идя навстречу прибалтам, пригласить туда судьями юристов из стран, переживших оккупацию – Ирака, Сербии, Китая…

Но и это еще не все. Взыскание ущерба – классика юриспруденции, для чего нужно установить наличие деликтного состава. Противоправное деяние («оккупацию»), ущерб, причинно-следственную связь между противоправным деянием и ущербом, а также вину ответчика. Прибалты споткнутся на первом же элементе, т.к. «оккупация» — военное преступление. Какой уголовный суд его установил и есть ли хоть один осужденный? Нет такого. Case closed. Прибалты не просто проиграют этот суд – разрушится вся модель их государственности, построенная на концепциях «оккупации» и «правовой преемственности». И наступит нам счастье. Вот так должна вести себя Россия, если реально хочет помочь своим соотечественникам. А бонусы для нее – встречные негаторные иски.

Обещал читателям разобраться с основанием лишения А.Дрессена эстонского гражданства. Распоряжение об этом так и не опубликовали, поэтому я обратился за ним в Госканцелярию, откуда мне его переслали, попутно спросив, зачем мне это. Я честно ответил, что обещал своим читателям…

KORRALDUS

15. oktoober 2015 nr 448

Eesti kodakondsusest vabastamine

Korraldus kehtestatakse kodakondsuse seaduse § 27 alusel.

1. Vabastada Eesti kodakondsusest Aleksei Dressen (sünd 27.09.1968).

2. Politsei- ja Piirivalveametil teha korraldus punktis 1 nimetatud isikule teatavaks.

Margus Tsahkna
Sotsiaalkaitseminister
peaministri ülesannetes

Heiki Loot
Riigisekretär

РАСПОРЯЖЕНИЕ

15. октября 2015 № 448

Освобождение от гражданства Эстонии

Распоряжение устанавливается на основании статьи 27 закона о гражданстве

1. Освободить от гражданства Эстонии Алексея Дрессена (род. 27.09.1968).
2. Департаменту Полиции и Погранохраны довести распоряжение до указанного в пункте 1 лица.

Маргус Цахкна
Министр социальной защиты
в обязанностях премьер-министра

Хейки Лоот
Государственный секретарь

А еще я подумал – почему этим занимаюсь я? А.Дрессен был в «топе» новостей, в том числе была и новость о том, что правительство Эстонии лишило его гражданства. Почему никто из «серьезных» журналистов не поинтересовался тем, на каком основании это сделано? Тем более что глава МВД Х.Певкур прямо говорил о том, что эти основания они еще должны проработать? Спрашиваю потому, что прочитал в «Вечёрке» статью о возможной афере с распилом в Прибалтике европейских денег, выделенных на «неграждан», как на «беженцев».

Позвольте, но эту тему поднял евродепутат А.Мамыкин, сам журналист, а развил ее В.Линдерман, разузнав, куда и на что могли пойти эти деньги. А где полномасштабное журналистское расследование, проведенное латвийскими СМИ? Ведь речь-то не о копейках… И почему эстонская «Вечёрка» публикует какой-то микс вместо того, чтобы всерьез заняться той же проблемой в Эстонии? Кто-то обращался к нашему евродепутату Я.Тоом? Нет. Почему? Не знаю. Но итог таков, что информацию добываем мы, правозащитники, получая за это политическое преследование, а зарплату получают журналисты. Извините, накипело.

Вот, кстати, еще: в связи с преследованиями Языковой Инспекцией городского собрания Нарвы (депутаты должны говорить по-эстонски!) Delfi опубликовало мою статью «Оборона Нарвы», в которой я показал всю неконституционность соответствующего языкового законодательства и, соответственно, претензий Инспекции. Сначала предложил эту статью Postimees, но там мне ответили, что должны сначала посмотреть текст, и, вообще, этой проблемой они уже занимаются. Посмотрел, как занимаются – Postimees провел на улицах Нарвы… опрос на тему владения эстонским языком. Так и живем. Delfi, кстати, заблокировало мне комментарии к моей же собственной статье…

Еще о Нарве: Нарвский колледж Тартуского Университета становится реальным ньюсмейкером. На этот раз там прошел «открытый дискуссионный семинар» «Вклад добровольцев в безопасность общества». Special guests – «приглашенные эксперты и представители добровольческих организаций Украины». В камуфляже. Впечатление побывавшего на мероприятии А.Вальме: «Одного не пойму: зачем они готовят войну с Россией? Им так много денег заплатили?».

Еще о языке: латышский Центр госязыка призвал разговаривать на рабочих местах только на латышском. И мотивировал это так: «Не будем забывать, что Латвия — единственное место в мире, где может быть гарантировано существование и развитие латышского языка, а сужение сферы использования его как государственного на территории страны следует считать угрозой для его статуса». Прочтите «Оборону Нарвы» — там я эту «сферу использования государственного» сдул до размеров воздушного шарика.

Новостей сегодня в обзоре меньше, аналитики – больше. Но не могу пройти мимо новости о том типе петиций, тон которым задала Л.Ахеджакова. На тему «Прости нас, ИГИЛ!». Так вот: обнаружился встречный поток. Голландская общественная организация De Ommekeer написала открытое письмо В.Путину с извинениями «за действия нашего правительства и средств массовой информации. Факты относительно MH17 извращены для того, чтобы оклеветать Вас и Вашу страну».

И напоследок, в ту же сторону: итальянская группа Vanilla Sky перепела знаменитый советский хит «Звенит январская вьюга». Получилось здорово! Не совсем обычное окончание для политического обозрения, но это я так извиняюсь за то, что впустил в него больше личного, чем хотелось бы.

До встречи на следующей неделе!

Загрузка...

Сюжеты