О «юридической доказанности» дискриминации и ответственности журналиста

Алексей Минин

По поводу очень странной передачи «на Острие» (телеканал ETV+, Эстония), где в качестве гостя Олеси Лагашиной выступал главред «Вечерки» Павел Иванов, в русскоязычном сегменте эстонского интернета написали многие. Не поленился и посмотрел передачу аж дважды.

К сожалению, профессиональные «гранды» русскоязычной эстонской журналистики имеют очень странную точку зрения по поводу вопросов, на которые в США  дали однозначный ответ еще до Второй мировой войны, и слабо знают историю прессы без цензуры. В общем, традиционная такая «совковая» (не советская/просоветская, а именно совковая в худшем смысле слова) позиция.

Обратим же свои взгляды на журналистику в «флагмане» западного мира – США. Первое, что бросается в глаза – удивительная мобильность и оперативность уже на уровне «округов». Можно не любить США, но то, что там уровень региональных репортеров в сто крат круче, чем уровень всех репортеров Прибалтики – неоспоримый факт. Там часто дают картинку «с риском для жизни, на грани и за гранью нарушения законов» а уж лозунг «мы должны задавать неудобные вопросы» попал даже в одну из серий «Южного парка», что само по себе делает его мемом.  Конечно, репортеров заставили немножко «подвинуться» камеры смартфонов, но хитрющие телеканалы уже давно скупают «горячие видео» на корню.

Тезис о «юридической доказанности дискриминации» также поражает «знанием матчасти» и просто-таки блещет уважением к  смелым коллегам, которые  весь 20 век носились по миру и нередко получали пулю в голову за свои «юридически недоказанные материалы», которые потом, спустя лет 20, становились неоспоримым фактом. С полвека назад отдельные питьевые краны для негров в США были вполне «юридически обоснованы», а борющиеся за права негров организации имели статус «террористических». Пятнадцать лет назад не признавали «национальную» составляющую эстонского спорта. Сейчас, говорят, признают, что в Эстонии были «перегибы». Еще лет через десять начнут признавать и факт существования «национальных» видов спорта. Вспомнят ли имена «спортжуров», писавших о травле традиционно «русского» хоккея в Эстонии?  Может, и вспомнят, может и нет. Суть в другом – законы-то людьми пишутся, а значит:

а) могут быть несправедливыми.
б) могут быть изменены.

В данной ситуации профессиональный журналист, любой, даже пишущий о бобслее, ответственен перед читателем, перед заказчиком и перед своей совестью. Какой-то особой «ответственности перед законом» у журналиста нет – она точно такая же как ответственность слесаря. Разделяю ли я (или Иванов, Петров, Сидоров) точку зрения многих авторов, публикующихся на тех же baltija.eu или baltnews.ee или vecherka.ee; насколько она аргументированна и/или логична – с точки зрения закона совершенно не важно. Важен лишь факт соответствия законодательству. Можно написать статью, которая будет абсолютно законной, но неприемлемо аморальной и непередаваемо тупой. Можно сделать незаконным социально ответственный «умный» репортаж.

Но эталон западного журналиста, усталого, сильно пьющего и курящего типа с проблемами в личной жизни и скелетами в шкафу (все ведь любят нуар, не так ли?) ответит абсолютно однозначно – закон должен подчиняться справедливости, а не наоборот. И вот он, этот журналист, совершенно однозначно не удовлетворится «официальным комментарием».