Abiens, abi! — Уходя, уходи! В Эстонии невозможно выполнить завет великого Ильвеса!

Евгений Капов

«Все, что мы видим в мире, когда-нибудь началось, родилось, когда-нибудь и кончится, умрет, разрушится. В этом мире все временно — все имеет свое начало и свой конец.
Бог вечный (Псал. 89, 3; Ис. 40, 28)».

Вот и наступил, как говаривали в советское время, «год завершающий». Завершающий правление гениального политика на эстонской земле. И все, независимо от возраста, гражданства-безгражданства, вероисповедания и национальности, собрались в новогоднюю полночь у голубых экранов, чтобы внимать заветам человека, умудренного жизнью – скитаниями по чужбинам, разными личными передрягами, закалившими его и подвигнувшими на подвиг радения о своем народе.

Известные изречения главы эстонского государства достойны того, чтобы быть собранными и переплетенными в отдельный цитатник. Помните, как будучи в Нарве, он изрек знаменитое, что русские в Эстонии – это не Путина, а его, Ильвеса, соотечественники? Как тут не загордиться и не почувствовать себя истинным эстоноземельцем – патриотом маленькой Эстонии!

Люди слушали Новогоднее приветствие гениального Ильвеса, и думали: а чем же я могу доказать свой патриотизм? Какие заветы содержатся в речи Великого Кормчего, которые было бы выполнить под силу мне? И вот президент призвал: «для начала не быть равнодушным и не откладывать визит к врачу». Какая все же глубина мышления! Его любимые античные философы отдыхают и перекуривают в сторонке. Три дня жил одной этой мыслью: дождаться первого рабочего дня нового года, и немедленно, немедленно выполнить завет Величайшего и Заботливейшего из всех Великих и Заботливых.

Утро 4 января. Звоню в регистратуру поликлиники Ида-Вируской Центральной больницы. Автоответчик, сообщив, что для лучшего обслуживания населения наш разговор записывается, предоставил слово живому сотруднику. Ну, ладно: и мы запишем, а то ведь потом могут и не поверить, что я проявил патриотизм и решил незамедлительно выполнить завет Великого Ильвеса.

— Скажите, пожалуйста, если я сегодня запишусь к окулисту, когда смогу попасть на прием?

— В мае.

… «не откладывать визит к врачу»? А кто откладывает? Я откладываю? Это меня откладывают. И спрашивать у регистраторши, как это соотносится с заветом Заботливейшего, нет никакого смысла.

Зато… … есть в Ида-Вирумаа человек, который наверняка знает, кто виноват в том, что мой всплеск патриотизма так и остался всплеском, и почему я не смог выполнить завет — «не откладывать». Этот человек — депутат эстонского парламента — Рийгикогу, Валерий Корб. Он же — председатель Совета Целевого учреждения Ида-Вируская Центральная больница.

— Скажите, пожалуйста, господин Корб, чем вызваны большие очереди к специалистам в Ида-Вируской Центральной больнице? Представляете, в январе к окулисту записывают на май…

— Я думаю, что это связано со страховой кассой. Есть нормативы на одного пациента, которыми врачи руководствуются. У каждого врача есть норматив на прием человека. У больничной кассы расписаны условия приема различных больных. Но не бывает так, что выделено три минуты, они истекли — давай следующего. И вот все это расписано, как вы говорите, до мая месяца.

— А если бы в больнице работало больше врачей? Хотя бы тех, кто ранее уехали в развитые страны?

— Хороший вопрос… Но мы заключаем договоры на определенное количество врачей со страховой кассой, опять же, согласно нормативу. Поэтому увеличение количества врачей здесь роли играть не будет. Что в Пярну, что в Кохтла-Ярве — нормативы везде одинаковые, исходя из количества жителей.

— Да? А вот, говорят, что в промышленном городе Кохтла-Ярве, страдающем от вредных выбросов, жители экологически опасного региона нуждаются в более пристальном внимании медиков, чем жители курортного города Пярну?

— С этим я тоже согласен, тут спорить нет смысла. Одна палка за другую цепляется. Если бы были другие условия… Надо систему менять…

И не оставалось ничего другого, чем вспомнить старый анекдот. Сидят на «политической» зоне три мужика.
— Ты за что сюда попал?
— Председателю колхоза морду набил. А ты за что?
— А я парторга послал…
— А ты, мужик, за что?
— Сам не пойму. Я слесарь-водопроводчик в ЖЭКе. Вызвали утром, сказали, пойдешь по этому адресу — там начальник отдела КГБ живет, у него кран на кухне протекает. Поменять прокладку надо. Ну, я пришел, посмотрел, и говорю хозяину: «Какая, нахрен, прокладка, тут всю систему менять надо». Через пять минут приехали и повязали…

Вот и парламентарий что-то говорит о системе. А какая система? Приоритеты в обществе расставлены таким образом, что на вооружение и содержание иностранных военных денег едва хватает, и чем-то приходится жертвовать — похоже, в том числе, и медициной. Приоритеты европейской страны — это ж святое дело. Обороноспособность, голубые свадьбы… С такими приоритетами и толерантностью скоро понадобятся врачи новой специальности: сексопроктологи. А где их взять? В России таковых пока еще не разводят. Другие специалисты к нам едут. А эти?

Видимо, господин гарант, посоветовав людям «не откладывать визит к врачу», до сих пор плохо знает реалии, существующие в стране его пребывания. Как тут ни вспомнить пламенный призыв господина Ильвеса к эстонскому народу кушать отечественные помидоры. И где они вместе со всем сельским хозяйством и хуторами?

А бывшая первая леди, покорившая Эстонию своими советами! Я, говорит, рекомендую пожилым людям становиться на ролики! Мадам явно не в курсе, сколько надо отстегнуть старику от пенсии, чтобы купить ролики. А потом лечить перелом шейки бедра. Гаранту хорошо: вывихнул плечико — хлоп, и уже над ним колдует финский врач. Там, а не здесь.

Кстати: вполне возможно, что и там ему попался эстонский доктор, своевременно сделавший ноги в Финляндию. 

Коллажи автора.