Так и не «выпропагандировали»: январские скороговорки о свободе слова

Владимир Постников

Сразу несколько медиаповодов первых дней 2016 года стали поводом для набившей оскомину дискуссии о том, где должна заканчиваться свобода слова.

Во-первых, новый виток дискуссии вокруг карикатур «Charlie Hebdo», уже «оскандалившемся» в новом году январским выпуском, на обложке которого изображен Бог с автоматом Калашникова. Не покушаясь на чужое мнение, могу только еще раз повторить свое: воинствующий скандальный атеизм «Шарли» демонстрирует с самого своего открытия в 80-ых. Это последовательная редакционная политика журнала антиавторитарных леваков. Обижаться на то, что «кошечка говорит мяу» бессмысленно, кошечку не научить говорить «гав». Можно просто не заводить себе кошечку, а завести собачку. То есть, банально не читать «Шарли», а читать «Вестник Ватикана» или «Сторожевую Башню».

Также привычно и крайне бездарно продолжили «разоблачать агентов Кремля». Некто Игорь Гансвинд, если верить гуглу, управляющий директор специализирующейся на развитии лидерства тренинговой компании MTI (для непонятливых – это такая контора, которая «впаривает лохам понты» за большие деньги) сделал «сенсационное разоблачение» Михаила Владимировича Александрова и концерна «Алмаз-Антей». Попробую пересказать основную мысль очень путаной статьи, желающие могут найти оригинал на эстонском портале rus.postimees.ee, но читать ее целиком довольно сложно. Суть: российских пропагандистов спонсирует производитель вооружений, поэтому надо быть бдительными, так как российские милитаристы уже готовят планы по захвату таллинской телебашни.

Есть такая примета: если появляются подобные статьи, значит скоро опять будут «гасить вражеские голоса». Ну, в общем, не привыкать. Как и к таким статьям, впрочем.

Наконец-то передано в суд дело эстонского «писателя-порнографа» Каура Кендера. Кендеру «шьют» изготовление педофилии. Кендер прославился своей безграмотной пошлятиной еще в прошлом году. Почти сразу же 24 члена Союза писателей Эстонии в открытом письме заявили, что за такие рассказы судить нельзя, так как это нарушение свободы слова. Официальные же лица в Союзе писателей заняли более умеренную позицию: суд разберется, а мы не при делах. Видимо у официальных лиц, которым в советских школах и ВУЗах объясняли, что такое литература, память до конца еще не отшибло. Ну, или граждане просто не захотели ссориться с Минкультом, комиссия которого и определила рассказы Кендера в категорию «педофильские». Хотя странно все-таки, — что такое «педофилия» определяет суд, а кто такой «прокремлевский пропагандист» — Полиция безопасности Эстонии (КаПо). 

В очередной раз рядом публицистов поднята тема анонимных комментариев. Поводом послужило закрытие порталом postimees.ee оных безобразных комментариев. Опять-таки, как мне кажется, проблема не в анонимных комментариях как таковых, а в том, что любой портал по действующему законодательству можно довольно легко засудить хоть за экстремизм, хоть за педофилию, хоть за оскорбление чести и достоинства. Не анонимного комментатора, а именно портал. Что касается альтернативно одаренных личностей, слишком близко воспринимающих оскорбления в свой адрес в комментариях, то им я могу посоветовать только успокоительные таблетки.

Все четыре истории в очередной раз доказывают, что пресловутая свобода слова — не более чем один из пропагандистских штампов. Способов «заткнуть рот» у любого государства предостаточно, не обязательно прямым воздействием. Но любят публицисты порассуждать о свободе слова, что уж с этим сделаешь?